КНИГА ПЕРВАЯ                   ЧАСТЬ ВТОРАЯ                    ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Тамара  Емельянова 

"Потомки Загадочной Расы"


главная

об авторе

 

книга первая

 

free fun and novelty background downloads- this is where you will find holiday backgrounds and also cartoon backgrounds, very colourful made with children in mind.

книга вторая

 

книга третья

 

Глава 13

    Цинизм и низость потерпели крах!
    Но у него все чувства вдруг смешались!
    Растерян, зол, надеждой окрылён…
    А дальше что судьба ему готовит?

Стук в дверь раздался в тот момент, когда Лилианна, уложив детей после обеда спать, спускалась по лестнице и находилась рядом с входной дверью. Поэтому она не стала дожидаться слуг, а сама поспешила в прихожую, ожидая прихода подруги. «Что-то она рановато, я ждала её только через час. И пирог ещё не готов» – подумала Лилианна. Открыв дверь, она увидела двух женщин, в одной из которых сразу узнала Анджелину Германдон, стройную черноволосую красавицу с громадными жёлто-зелёными глазами. Вторая женщина была ей совершенно не знакома. Она была гораздо старше своей молодой спутницы, голубовато-серые волосы были уложены в модную причёску, и бледно-зелёные глаза необычного оттенка холодно смотрели на Лилианну, в растерянности застывшую на пороге. И тут Лили поняла, кто эта женщина: на неё смотрели глаза, так похожие на глаза её бывшего возлюбленного.

– Я Лонда Дэйдрагон, – высокомерно произнесла пожилая дама, – а с моей спутницей, думаю, Вы знакомы и нет нужды представлять вас друг другу.

Лилианна молча отступила в сторону и, холодно взглянув на непрошеных гостей, шире открыла дверь, пропуская их в дом. Её смутило и насторожило появление этих двух женщин, с которыми, будь на то её воля, она предпочла бы вообще не встречаться. От её пренебрежительного приглашающего жеста Лонда недовольно поджала губы, но не стала показывать своё возмущение таким неуважением к своей особе, чтобы не обострять ситуацию. Она хотела побыстрей закончить то, зачем они были вынуждены сюда придти. Стараясь сдерживать себя и говорить приветливым тоном, она произнесла:

– Вы не догадываетесь, зачем мы здесь?

– Нет, – односложно ответила Лилианна.

– Наверное, трудно одной, без мужа и без родных, воспитывать троих маленьких детей? – спросила Лонда с неискренним участием в голосе, цепким взглядом окидывая скромную обстановку гостиной. – Вы ведь так ещё молоды и привлекательны. Без детей вы смогли бы уделять себе больше времени и быстрее устроили бы свою личную жизнь.

– Не понимаю, о чём Вы? Дети никогда не были для меня обузой!

– Я не хотела Вас обидеть, наоборот, мы пришли сделать Вам очень выгодное предложение. Все от этого только выиграют, и дети в первую очередь. Если Вам, конечно, не безразлична их судьба!

– И что же это за предложение? – еле сдерживая себя от переполнявших её чувств, спросила Лилианна.

– Я знаю, что отец ваших детей – мой сын.

Сердце Лилианны ухнуло вниз, она похолодела, но сумела сдержать себя и внешне остаться спокойной и отстранённой. По её виду никто бы не догадался, насколько она была потрясена. Ободренная её молчанием Лонда продолжала:

– Мы заберём детей, а в обмен Вы получите приличную сумму денег, которая позволит Вам начать новую жизнь в любом уголке Кошара или на другой планете, если захотите. Это было бы даже предпочтительнее, – оживилась Лонда от такой удачной мысли, только что пришедшей ей в голову. – Но обязательным условием нашего договора будет ваш отъезд из Инзы и смена имени. Это я возьму на себя, у меня большие связи.

– Вы что же, предлагаете мне продать моих детей?! – не удержалась от возмущённого восклицания Лилианна.

– Ну зачем же так грубо! – поморщилась Лонда. – Дети всего-навсего попадут к своему отцу и родной бабушке. И, кроме всего прочего, станут законными наследниками Дэйдрагонов! А Вам, в благодарность за заботу о детях всё это время, выделят довольно большую сумму денег, чтобы Вы ни в чём не нуждались. В крайнем случае, – пошла на уступку Лонда, – можно будет договориться, чтобы девочка осталась у Вас, а мальчики у отца.

Анджелина слушала, затаив дыхание. От того, как завершаться переговоры, зависело, состоится или нет её брак с самым желанным мужчиной, с мужчиной её мечты, о котором она грезила по ночам с тех самых пор, как Лонда подала ей надежду. И теперь, из-за неуступчивости этой выскочки, все её мечты могут остаться только мечтами. Анджелину охватила такая злоба, что она еле сдерживалась, чтобы не вмешаться в разговор.

Лилианна же от такого циничного предложения на некоторое время просто потеряла дар речи. Пренебрежительным тоном Лонда заметила:

– Не думаете же Вы, что мой сын предложит Вам брачный союз? – и она смерила молодую женщину презрительным взглядом. – У него уже есть невеста, достойная его положения, и она станет хорошей матерью его детям.

Лилианна не удержалась и насмешливо спросила:

– А он сам знает об этом?

Лонда холодно посмотрела на дерзкую женщину, совершенно не испытывавшую к ней должного уважения, и произнесла со всем высокомерием, на какое только была способна:

– Иначе она не была бы здесь со мной.

Анджелина торжествующе улыбнулась. Лилианна, заметив её улыбку, побледнела. Итак, Айлен ей солгал. Что ж, этого следовало ожидать, а она развесила уши и слушала его уверения, что он не в курсе договорённости с Правящим Домом Германдонов. Кто бы осмелился за спиной Главы рода договариваться о его браке? А она чуть было не поверила ему. На неё вдруг напала полная апатия, и она каким-то чужим, ничего не выражающим голосом, произнесла:

– Прошу вас обеих покинуть мой дом.

– Не будьте такой недальновидной, – заволновалась Лонда, почувствовав, что договориться по-хорошему не удаётся. – Или Вы набиваете себе цену? Что ж, я не пожалею денег ради своих внуков! Какая сумма Вас устроит?

Лилианна, указав рукой на дверь, произнесла:

– Уходите!

Анджелина, до сих пор молча следившая за разговором, не выдержала и с нескрываемой злобой зашипела, как рассерженная кошка:

– Не надейся, что Айлен вступит с тобой в брак, когда узнает, что это его дети. Можешь на это даже не рассчитывать. А если вдруг и предложит, то только для того, чтобы узаконить права на своих детей, так как нуждается в наследниках. С тобой он после этого разведётся и выставит за порог!

Эти слова Анджелины и услышал Айлен, когда подошёл к двери дома Лилианны, собираясь постучать в слегка приоткрытую дверь, да так и застыл, ошеломлённый услышанным. Он толкнул дверь и предстал перед растерявшимися женщинами. Первой пришла в себя Лилианна:

– А вот и главный участник представления явился! – усмехнулась она.

Айлен непонимающе взглянул на неё и, повернувшись к Анджелине, сказал:

– Ты ошибаешься в своих предположениях, я пришёл для того, чтобы предложить Лилианне брак, ещё не зная, что это я отец её детей. – И обернувшись к матери, обвиняюще посмотрел на неё. – Как же ты могла, зная, что у меня есть дети, промолчать и не поставить меня в известность? Ведь это и твои внуки тоже!

– Когда я об этом узнала, – начала оправдываться Лонда, – твой отец тяжело заболел, и уже вовсю шла подготовка к свадьбе с Эстэреллой. Да я и не поверила вначале, думала это шантаж, и не хотела тебя расстраивать.

– Почему же сейчас ты в этом уверена? И почему ты здесь не со мной, а с посторонней женщиной? Какое она имеет отношение к нашим проблемам? Уж её-то это совершенно не касается!

– Мы хотели всё точно узнать и потом сделать тебе сюрприз.

– Мама, ведь так не делается…

Лилианна, молча смотревшая на эту перепалку, наконец не выдержала.

– Может быть, хватит разыгрывать здесь комедию, и вы все покинете мой дом?!

– О какой комедии ты говоришь? – обернулся к ней Айлен.

– Ты что же думаешь, я поверю, что ты с ними не заодно? Выждал, чем закончится разговор, а теперь изображаешь своё полное неведение. Ты отбросил меня, как использованную вещь, когда я была одна, и ты был моим первым мужчиной! А теперь я должна верить, что ты собираешься предложить мне брак? Мне, у которой, как ты думал, дети от другого мужчины! Уходи! Я не поверю ни единому твоему слову! Анджелина так ревновала тебя, что у неё не хватило выдержки скрыть ваш общий план.

– О каком плане ты говоришь? – и Айлен мрачно взглянул на стоящих рядом, притихших двух женщин, затем обернулся к Лилианне. – Ну, так что за план?

– Какой ты, однако, хороший актёр! Но мне не трудно и изложить, раз у тебя такая плохая память.

Айлен понял, что должен держать себя в руках и не реагировать на насмешки и оскорбления, если хочет до конца во всём разобраться.

– Я слушаю тебя, – процедил он сквозь зубы.

– Ваш план заключался в том, – Лили сделала ударение на слове «ваш», – что, если я не продам своих детей, ты официально вступишь со мной в брак и признаешь детей, а затем разведёшься со мной, оставив детей себе. Ведь тебе не впервой освобождаться от неугодных жён.

Услышав, что разговор шёл о продаже детей, Айлен с яростью взглянул на мать, та тихо стояла, стараясь не встречаться с ним взглядом.

– Лилианна, поверь мне, всё совсем не так.

– Да как вам всем могла придти в голову мысль, что мать может продать своих детей?! – не слушая его, бушевала Лилианна.

Айлен обернулся к матери и её спутнице и голосом, не предвещавшим ничего хорошего, приказал:

– Покиньте этот дом, и больше никогда к нему не приближайтесь. Иначе будете иметь дело со мной.

Лилианна насмешливо смотрела на него. – Ты тоже сейчас же покинешь мой дом! Уходите все вместе!

Лонда слегка потянула сына за рукав, она не хотела оставлять Айлена одного с этой, как оказалось, опасной женщиной. Она ещё надеялась на своё влияние на сына и не хотела так легко сдаваться. Но Айлен так взглянул на неё, что Лонда тут же поняла, что время, когда она могла влиять на его поступки, безвозвратно ушло. Когда женщины ушли, Айлен обратился к Лилианне:

– Лили, нам надо поговорить.

– Нам не о чем разговаривать!

– Поверь мне, я действительно шёл к тебе с предложением о браке.

– И ты думаешь, после того, что я здесь услышала, я соглашусь стать твоей женой? Даже если существует хоть малейшая вероятность того, что Анджелина сказала правду, я никогда не стану рисковать детьми. Весь мой род погиб, и они всё, что у меня осталось. Я никому не позволю забрать их у меня!

Айлен был в ярости от того, в какое положение его поставили мать и эта наглая кошка. Он винил себя, что тянул с разговором о якобы предполагаемом браке, не думая, что мать может так далеко зайти. Видя, в каком Лили состоянии, он понимал, что сейчас не сможет ни в чём её убедить. И, взяв себя в руки, сказал:

– Лили, я понимаю, как ты сейчас возбуждена…

– Я не просто возбуждена, – перебила она его, – я в ярости!

Айлен тяжело вздохнул.

– Давай подождём, когда ты придёшь в себя, и поговорим спокойно. Ведь ты не будешь отрицать, что я отец твоих детей?

– Теперь это уже ни к чему, раз твоя мать оказалась такой осведомлённой. И я никогда не поверю, что она держала это в секрете от тебя. Просто раньше ты надеялся получить наследников от своих законных жён. Когда же ничего не вышло, вы вспомнили о моих детях, и решили любым путём забрать их у меня.

– Каким же подлецом ты меня считаешь! Я никогда не лгал тебе, не лгу и сейчас. Я действительно ничего не знал о детях. И не тебе меня обвинять: почему ты сама ничего не сообщила мне?

Лилианна, гордо откинув голову, с нескрываемым презрением произнесла:

– А ты покопайся в своей памяти и вспомни, что ты сказал мне, когда я заговорила с тобой о моей предполагаемой беременности.

– И что же я сказал?

– Как? – усмехнулась Лилианна. – Мне надо тебе об этом напоминать? А я думала, что это твоё стандартное прощание с любовницами, которое ты выучил наизусть!

Айлен стиснул зубы; ни от кого он не потерпел бы такого издевательского тона! Но это была Лили, женщина, о которой он грезил все последние дни, которую он незаслуженно обидел в прошлом. Она была матерью его детей. Это была сногсшибательная новость, которую он ещё полностью не осознал, но от которой он был в полнейшем восторге. Он был согласен терпеть от неё все, что угодно, лишь бы она не прогоняла его. Пусть выскажется до конца, тогда, может быть, он поймет, как добиться её доверия, а потом и ответных чувств.

– И всё же, что я мог сказать такого, что послужило тебе оправданием, когда ты скрыла от меня рождение детей? Ведь я их родной отец! Я имел право знать об их появлении на свет.

– Я поражаюсь тебе, Айлен. И даже не знаю, что хуже: то, что ты притворяешься, что не помнишь, или то, что ты действительно не помнишь эти ужасные слова.

– И всё же я хочу их услышать, может быть, ты их неправильно поняла.

– Ты сказал, что если я окажусь в положении, ты примешь необходимые меры, то есть поможешь избавиться от ребёнка. А если я всё-таки буду рожать, то ребёнка ты у меня заберёшь, потому что таким, как я, нельзя доверять воспитание детей.

Айлен молчал и мысленно ругал себя последними словами.

– Ты думаешь, что я могла пойти на то, чтобы ты не допустил рождения моих детей или отобрал их у меня?

– Лили, – попытался оправдаться Айлен, – я был уверен, что ты не беременна и думал, что этими намёками ты просто хочешь привязать меня к себе. И со зла наговорил глупостей. Я бы никогда не сделал такого. Ну, а ещё я хотел, чтобы ты разозлилась на меня и легче перенесла мой уход.

– Что ж, спасибо за заботу. Как видишь, я до сих пор на тебя злюсь, твой расчёт оказался верным. А теперь уходи.

– Лили, я никогда не причиню тебе зла, поверь мне!

– Ты уже причинил!

– Давай пока не будем о прошлом. У нас с тобой дети, и надо подумать об их будущем. Им нужен отец. Всем детям нужны отцы.

– Смотря, какой отец!

– Ты думаешь, я буду плохим отцом? Хорошо, я сейчас уйду, а когда ты успокоишься, мы поговорим. И, конечно, я очень хочу увидеть своих детей.

– Дети сейчас спят.

Но Лилианна ошибалась. Двое детей действительно спали, кроме её старшего сына Данмара. Он был старше своего брата на целый час и очень этим гордился. Данмар уже давно проснулся и прятался в углу под лестницей на тот случай, если понадобится его помощь. Сейчас он очень переживал, что ещё маленький, и у него пока не хватит сил прогнать этого сердитого дядю, который чего-то требовал от его матери. Он решил не уходить, пока мужчина будет здесь. Он знал, что мама очень рассердится, если увидит его, и поэтому тихо сидел в образе маленького, незаметного котёнка, готовый в любой момент придти своей любимой маме на помощь. Ведь он же самый старший мужчина в семье, и кто же вступится в случае чего за маму, как не он. Его младший брат и сестрёнка спали, а он считал своим долгом стоять на посту, пока все посторонние не покинут их дом. Из разговора взрослых он понял, что их хотели забрать, но мама не отдала.

В это время Айлен говорил Лилианне:

– Я сейчас уйду, но оставлю тебе мой личный маячок. Когда ты будешь готова к разговору, то нажми вот эту зелёную кнопочку и сдвинь рычажок. И где бы я ни был, даже на другой планете, я услышу тебя и приеду.

Он протянул небольшой цилиндрик Лили, но она не взяла его и только молча смотрела на Айлена непримиримым взглядом. Айлен прищурил глаза, но ничего не сказав, положил маячок на небольшой столик, стоявший у окна, затем, так же молча повернулся и пошёл к выходу. Лилианна пошла следом, чтобы закрыть за ним дверь.

Малыш видел, как мужчина положил цилиндрик на столик, и когда мать вслед за мужчиной вышла из комнаты, подскочил к столику, уже в своём обычном облике, спрятал маячок в карман своей курточки и быстро побежал вверх по лестнице на второй этаж, в свою комнату. Он не хотел, чтобы его мама связывалась по маячку с этим незнакомым мужчиной, пусть даже он их отец. Им никто не нужен, им и так хорошо всем вместе.

Лилианна, закрыв дверь за Айленом, некоторое время ещё стояла, прислонившись к двери спиной, и только услышав шум отъезжающего аэромобиля, нашла в себе силы вернуться в комнату. Она взглянула на столик, где должен был лежать маячок, но не увидела его. Она осмотрелась кругом, заглянула под столик, но маячка нигде не было видно. «Может быть, он раздумал его оставлять и в последний момент забрал обратно, разозлившись, что я его не взяла?» – подумала Лили и устало прикрыла глаза. Она была права, когда решила сразу уехать, как только Айлен появился в их городе. И если бы не послушалась свою подругу, её бы здесь уже не было, и этого ужасного разговора не было тоже. Теперь ей грозит опасность потерять детей. Со своими связями и родством с Верховным Правителем Кошара, Айлену несложно будет отобрать у неё детей. Тогда ей придется открыть своё происхождение, а время для этого ещё не наступило.

Лилианна не верила в искренность Айлена. Конечно, возможно, он и хочет заполучить её в постель, но в своём желании он не исключение. Он видит в ней только красивую игрушку, а не личность. Её небольшой прошлый опыт с ним, и слухи, которые о нём ходили о его отношениях с женщинами, – всё говорило не в его пользу.

Лилианна позвала своих слуг, Ченза и Зору, и, объявив, что завтра на рассвете они покидают Инзу, велела собрать только самое необходимое. Передвигаться им придётся на крылатых псах, поэтому много вещей они взять с собой не смогут. Путь их лежит в Дикие горы к сестре Алира, Дельмании. В глазах Ченза мелькнула радость. В горах жили его родственники, которых он уже давно не видел. После того, как Алир отправился в мир иной, Ченз не покидал свою молодую хозяйку и был ей беззаветно предан.

Собираясь в дорогу, Лилианна не могла отделаться от мыслей о происшедшем. Даже если допустить, что Айлен говорит правду, сомнения всё равно оставались, и она не собиралась рисковать, когда от этого зависела не только её судьба, но и судьба её детей. Надменная Лонда Дэйдрагон ясно дала понять, что ей нечего рассчитывать на брак с её сыном, а сам он мог хитрить. Лили прекрасно помнила, как много значило для Айлена мнение его родителей и родни. И хотя сейчас он Глава рода, вряд ли мог настолько резко измениться. Всё дело в детях. Ему уже за тридцать, и многие его ровесники уже имеют не одного ребёнка. А Правящий Дом Дэйдрагонов до сих пор не имеет наследников. Вот они с матерью и затеяли интригу, конечная цель которой – отобрать у неё детей, а её через некоторое время выставить за порог. И что бы он сейчас ни говорил в своё оправдание, Лилианна даже не хотела задумываться. Она должна оградить себя и своих детей от поползновений со стороны Дэйдрагонов, и пока единственным выходом было бегство. Слава Богам, что у неё есть место, где они смогут временно укрыться и человек, которому можно довериться. А когда они будут в безопасности, она всё спокойно обдумает. Пока ещё светло, надо отправить почтовую птицу, чтобы Дельмания встретила их на подлёте к горам.

 

* * *

 

Айлен был просто в шоке от той информации, которая на него обрушилась. Оказывается, у него есть дети, о существовании которых он и не подозревал. И эти дети от самой желанной женщины на свете, которую он мечтал видеть своей женой, ещё ничего не зная о своём отцовстве. Самое неприятное во всей этой истории то, что его матери всё было отлично известно. Однако она утаила от него такое важное событие, хотя и знала, какой это болезненный для него вопрос. А Лилианна мало того, что тоже скрыла рождение детей, но ещё и обвиняла его в том, что он обманом собирался отнять их у неё. Она не поверила ни единому его слову и даже подозревала, что он давно знал о существовании детей, но игнорировал этот факт. Это было прямое оскорбление ему и как Главе рода, и как мужчине. За кого же она его принимает? Неужели он остался в её памяти холодным циничным негодяем, и теперь ему нет никакой веры?

Все его чувства смешались в один клубок – растерянность, ярость, разочарование, радость и надежда – и были подобны урагану, угрожающему смести всё на своём пути. Ему очень тяжело было уходить именно тогда, когда он, наконец, разобрался в своих чувствах, но он понимал, что сейчас, когда Лили в таком состоянии, он ничего не добьётся от неё. Сначала ему нужно поехать домой, и поговорить с матерью. Пусть она расскажет ему, откуда и когда она узнала о детях и почему скрывала этот факт до сих пор. И как посмела к делам, касающимся только рода Дэйдрагонов и непосредственно его Главы, привлечь постороннего человека? С этими мыслями Айлен сел за руль своего роскошного аэромобиля и отправился домой, готовясь к серьёзному разговору с матерью. Он посмеялся над собой – кто бы мог подумать, что он, Глава рода Дэйдрагонов, предложит брачный союз женщине, стоящей гораздо ниже его по происхождению, а она его отвергнет! Кому ни расскажи – не поверят! Да, не поверят, но только до того момента, пока не увидят Лилианну. Ему нужна эта женщина на любых условиях! Он согласится даже на фиктивный брак, лишь бы заполучить её в свой дом, и постепенно добьётся того, что Лилианна окажется в его постели. Айлен жалел, что в своё время ничего не сделал для того, чтобы помочь Лили узнать о её происхождении, найти её корни. Это всегда было важно для любого кошарца. А ведь у него были большие связи, власти и денег тоже всегда было достаточно. Если бы девушка обратилась к нему за помощью в этом вопросе, он бы ей не отказал. Но она промолчала, а его её происхождение в то время совершенно не интересовало. Но теперь, в свете происшедших событий, он должен попытаться всё прояснить. Это абсолютно никак не влияло на его чувство к Лили, он желал видеть её своей женой независимо ни от чего. Но для будущего их детей происхождение их матери имело немалое значение.

 

* * *

 

Вечером Данмар лежал в своей постели, и несмотря на то, что не спал днём, долго не мог уснуть. Ему очень не понравились те злые женщины, которые так нехорошо разговаривали с его мамой, а одна даже кричала на неё. Их хотели забрать и предлагали маме деньги, но она всё равно не отдала никого из них. А потом пришёл мужчина. Сначала он понравился ему, он был сильный и смелый и прогнал тех тёток. Но потом Данмар понял, что мужчина тоже чего-то требует от мамы, а она отказывается, и ещё он понял, что это их отец, которому раньше они были не нужны. И тогда ему разонравился этот человек. Если они раньше были ему не нужны, то теперь он не нужен им. Утром он скажет маме, что они должны уехать от этих злых людей. А когда он вырастет и сможет защищать свою маму и братика с сестрёнкой, они вернутся обратно в свой дом, который так ему нравится.

 

   

пришлите свои отзывы или пожелания

Page created by Larissa Kulbatskaya
Copyright 2011 All Rights Reserved.