КНИГА ПЕРВАЯ                   ЧАСТЬ ВТОРАЯ                    ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Тамара  Емельянова 

"Потомки Загадочной Расы"


главная

об авторе

 

книга первая

 

free fun and novelty background downloads- this is where you will find holiday backgrounds and also cartoon backgrounds, very colourful made with children in mind.

книга вторая

 

книга третья

 

Глава 10

    Любовь он раньше отрицал,
    Поэтов выдумкой считая.
    Удар готовила судьба!
    Иль это… дар богов?

Настал день, когда Дикие должны были приехать в Инзу на переговоры. Правитель Инзы Циан Чамлинер устраивал в честь важных гостей большой приём. Весь город с нетерпением ждал этого события, все были приятно возбуждены. Женщины лихорадочно перебирали свои наряды и торопились шить новые. Мужчины с большим интересом ждали появления представителей знатных родов Диких, имена которых были на слуху у всего Кошара.

Прибывшие, наконец, гости остановились в доме правителя Инзы, который напоминал небольшой замок. Все гостевые покои имели отдельные выходы в примыкающий к дому большой парк. Встречавший их Айлен Дэйдрагон предупредил Вальдегара и Гарринеля, что у него есть для них интересное предложение, не имеющее отношения к строительству учебного центра, и попросил их задержаться после окончания переговоров. Друзья были заинтригованы, они слышали, что Айлен недавно вернулся из дальней межпланетной экспедиции, результаты которой пока не разглашались. Они догадывались, что предложение Айлена связано с этим событием и, когда Вальд напрямую его об этом спросил, Айлен отрицать не стал, а только загадочно улыбнулся.

– Наберитесь терпения, скоро всё узнаете. В двух словах это не объяснишь.

– После окончания переговоров Иштаран собирался сразу вернуться в горы. А мы хотели посетить столицу. Поэтому никаких проблем нет, и мы, конечно, задержимся, – заверил Вальд, ответив за себя и за друга.

 

* * *

 

Айлен прибыл на приём одним из первых. Войдя в зал, он сразу увидел своих друзей, которые небольшой группой стояли у винной стойки, и сразу направился к ним. Подходя, он услышал насмешливый голос Тилля:

– Вы только посмотрите, как некоторые кошечки разодеты! Особенно эта рыженькая! Надо только в нужном месте пальцем поддеть, и всё с неё упадёт, – посмеивался маг. – Ну, Дикие, держитесь!

Илан, Тилль и Дернис, увидев подошедшего к ним Айлена, приветствуя, приподняли свои бокалы.

– Присоединяйся, – пригласил Илан.

– Айлен, – обратился к нему Дернис, – ты у нас известный сердцеед. Ответь на один вопрос. Какая женщина больше возбуждает мужчину – совсем без одежды или же со вкусом и красиво одетая?

Айлен усмехнулся:

– Конечно, одетая, но…, – и он на секунду замолчал, –  на ней должен быть такой соблазнительный наряд, чтобы у мужчины, глядя на неё, сразу же возникло желание её раздеть!

Все весело рассмеялись. Айлен, потягивая из бокала вино, внимательно оглядывал зал, он ждал появления Лилианны. Наконец, он увидел её – она спускалась вместе со своей подругой по широкой каменной лестнице, видимо, из покоев Сонны,. «Значит, она уже давно здесь», – понял Айлен.

На Лилианне было облегающее бледно-лиловое шёлковое платье. Фасон был достаточно простой, но отдельные детали делали девушку неотразимой в этом наряде. Очень узкий удлинённый вырез, отделанный серебром, лишь слегка открывал красивую высокую грудь. Боковой разрез на юбке, доходивший до середины бедра, также был отделан серебряным шнуром. Вместо пояса по талии проходил неширокий разрез, доходивший до середины спины и позволяющий увидеть тонкую полоску голой кожи. На тонкой серебряной цепочке висел нежно-розовый кулон каплевидной формы, разместившийся точно в ложбинке между грудей, притягивая к себе мужские взгляды. В этом платье Лилианна была похожа на экзотический цветок в бледно-лиловой вазе. Ярко сверкали редкого оттенка зелёные глаза, окаймлённые тёмными ресницами, такими длинными и густыми, что бросали тени на нежное лицо. Волосы были высоко подняты и закреплены оригинальной формы заколкой, усыпанной мелкими розовыми камешками. Из-под заколки струились золотым водопадом густые с рыжеватым отливом длинные волосы, доходившие до талии, часть их была перекинута со спины на грудь, слегка прикрывая узкий вырез. В этом изысканном наряде Лилианна выглядела настолько сексуальной, что Айлен чуть не потерял самообладания. Ему захотелось прикоснуться к её роскошным волосам, провести рукой по нежной щеке и обвести контур ярких, красиво очерченных губ.

Знакомый голос оборвал грёзы Айлена.

– Кто эта божественная красавица?

Дэйдрагон резко обернулся к подошедшему Вальдегару Рэддингтону.

– Это моя женщина! – непроизвольно вырвалось у Айлена, но он тут же поправился, – вернее, была моей, но я собираюсь вернуть её.

– Жаль, жаль, – разочарованно промолвил Вальд, – но можешь не беспокоиться – другу дорогу я переходить не буду. Желаю удачной охоты! – и, подмигнув Айлену, отошёл к Сонне, с которой был хорошо знаком.

Лилианну в это время отвлекли две молоденькие девушки, о чём-то её спрашивая.

Выпив залпом бокал вина и даже не ощутив его вкуса, Айлен прислушался к разговору стоявших невдалеке троих мужчин, приехавших из Родинга и направлявшихся к Диким по торговым делам.

– Я слышал, что у этой роскошной красавицы трое внебрачных детей? – полувопросительно сказал худой высокий мужчина средних лет.

– С такой женщиной я и с десятью детьми вступил бы, не раздумывая, в брак. Где ещё вторую такую красотку встретишь? – с восхищением проговорил высокий атлетического сложения молодой мужчина и добавил, не сводя глаз с Лилианны:

– Потрясающая женщина!

Первый мужчина сказал, показав свою осведомлённость, – можешь ни на что не рассчитывать, эта красавица самому Алазару Шербурину отказала, он до сих пор сам не свой ходит.

Айлену безумно захотелось взвалить Лили на плечо, как когда-то поступали его предки со своими красивыми подругами, увезти в свой замок и запереть в высокой башне, куда, кроме него, никому не будет ходу. А выпускать погулять только в парандже, как на планете Земля называют чёрную накидку, закрывающую женщину с головы до пят. Он начинал понимать тех мужчин, которые таким образом хотели оградить своих женщин от похотливых раздевающих взглядов посторонних мужчин.

«Но ты же для неё теперь тоже посторонний, – прошептал ему внутренний голос, – нет, у меня есть права, – возражал он ему, – я её первый мужчина, а женщины не забывают свою первую любовь! А как же насчёт предательства и непрощения? – не унимался его оппонент. – Нет, это никуда не годится! Так можно и рехнуться!» – и Айлен прервал свой внутренний диалог.

Айлен не собирался отступать, чего бы ему это не стоило. Он не спеша шёл по залу, направляясь в ту сторону, где Лилианна разговаривала с Сайгаром и его молодой женой Вереной. Увидев, что с другой стороны к ним направляются Иштаран с Гарринелем, он ускорил шаг. «Слетаются, как зургасы со всех сторон» – с раздражением подумал Айлен. Он подошёл почти одновременно с Дикими, те уже обратились к Сайгару с просьбой представить их Лилианне. Сайгар незаметно подмигнул другу и притянул к их большой компании двух молоденьких прелестных кошечек, стоявших невдалеке и восхищёнными глазами смотревших на высоких могучих красавцев, спустившихся с Диких гор. Тут же завязалась оживлённая беседа. Айлен встал рядом с Лилианной, всем своим видом показывая свои притязания. Гарринель всё понял и отступился, перекинувшись на одну из девушек, которая достаточно откровенно выказывала ему своё расположение. Девушка была очень хорошенькая и бойкая, и Гарринель не был слишком разочарован, что его оттеснили от Лилианны. К тому же, он сразу почувствовал, что между этими двумя что-то происходит. Иштаран же не собирался так просто отступать и никуда не отходил, откровенно восхищённым взглядом рассматривая Лилианну. В эту минуту Айлену захотелось объявить во всеуслышание, что это его женщина и дети тоже его. Но, к сожалению, он не имел на детей Лили никаких прав. Лилианну нисколько не трогало такое повышенное мужское внимание, хотя в какой-то момент её сердце и дрогнуло от присутствия бывшего возлюбленного. Но она давно научилась оставаться бесстрастной на людях и не показывать своих чувств. Вскоре она извинилась и отошла, сославшись на срочное дело к хозяйке дома.

– Ты с ней давно знаком? Кто она такая? – спросил Иштаран.

– Я её давно знаю. И она моя женщина!

– Что-то не очень похоже, – с недоверием заметил Дикий, – думается мне, что в данное время она свободна.

– У неё трое детей и она сирота, не знающая своего происхождения, – желая оттолкнуть Иштарана от Лилианны этими сведениями, объяснил Айлен.

– Да пусть хоть десяток детей, такую красивую кошечку только раз в жизни можно встретить. Только не уверенный в себе мужчина не попытается завоевать такую красавицу. А что касается происхождения – она будет носить имя мужа и его род станет её родом.

– А что сказали бы твои родственники?

Иштаран, сузив глаза, надменно посмотрел на Главу рода Дэйдрагонов и медленно, чётко выговаривая каждое слово, ответил:

– Никто не смеет указывать единственному наследнику из Правящего Дома Зингаров!

– И даже твои родители?

Иштаран громко расхохотался, чем обратил на себя внимание стоявших вблизи гостей.

– Это в вашем так называемом цивилизованном обществе расчёт имеет главенствующую роль при заключении брачного союза. Если родители поймут, что я люблю свою избранницу, это будет решающим. Мои родители заключили брачный союз по любви и всю жизнь живут счастливо. Того же они желают и для меня. Пусть девушка не богата и не знатна, такая божественная красота всё перевесит. Я сам богат и знатен и готов всё разделить с любимой женщиной.

Лилианна, проходившая в это время вместе с Сонной мимо и наверняка слышавшая последние слова Иштарана, с интересом посмотрела на видного красавца. Тот, заметив взгляд, адресованный ему, подмигнул в ответ, широко улыбаясь. Лилианна ответила лёгкой улыбкой и отвернулась к подруге, которая в этот момент обратилась к ней с каким-то вопросом. Айлен, заметив этот обмен взглядами, стиснул зубы от ярости, но усилием воли взял себя в руки. Иштаран, повернувшись к нему, тихо произнёс:

– И не морочь мне голову, я же вижу, что ты сам без ума от этой женщины. Если бы её дети были твоими, я думаю, ты бы уже давно состоял с ней в законном браке. Какой же мужчина в своём уме упустит редкую возможность привязать к себе такую женщину!? Так что я оставляю за собой право добиваться благосклонности этой золотоволосой кошечки. А если она действительно когда-то была твоей, как ты утверждаешь, тогда извини, но ты просто болван, раз потерял её, – и с этими словами Иштаран отошёл, кивнув на прощанье.

Айлен в бессилии сжал кулаки. Он был готов вызвать любого, претендующего на внимание Лилианны, на поединок, как поступали в таких случаях их предки, если бы это помогло вернуть Лили. Он сам виноват, что потерял её. В то время ему не пришлось добиваться её внимания, она оказалась в его объятиях в первый же вечер, как только они познакомились. Это его не удивило, ему всегда было просто с женщинами. Он легко с ними сходился, но так же легко и расходился. А теперь он вынужден добиваться её расположения, потому, что хочет, чтобы она вернулась к нему. Кто бы ещё его этому научил! О Боги! Он даже не знает, как к этому приступить. Молоденькие кошечки, которых оберегали их мамаши, его уже давно не интересовали. Он предпочитал независимых женщин, которые никому не отчитывались в своих поступках. Раньше всё его ухаживание сводилось к тому, чтобы сделать женщине предложение, которое всегда принималось, подарить ей достойный подарок и, вступая в близкие отношения, время от времени выполнять её небольшие капризы, не забывая о подарках. Но сейчас, сделав предложение, он получил первый в своей жизни отказ. И что теперь? Наверное, он поспешил и не так сформулировал своё предложение. Надо попробовать ещё раз и подробнее объяснить Лили, как много она выиграет, если станет его официальной любовницей. Ну, конечно, она его не так поняла и, вероятно, подумала, что он собирается, как и раньше, скрывать свою связь с ней из-за её простого происхождения. Он убедит её, что она ошибается. Его расстраивало то, что, хотя Лилианна и пришла на приём, однако старается избегать его. В это время заиграла музыка и Айлен, которому по договорённости с Сонной был обещан первый танец, подошёл к Лилианне и протянул руку.

– Обещанный танец, – пояснил он в ответ на вопросительный взгляд девушки.

Лилианна подала ему руку, и они вошли в круг танцующих. Айлен умело повёл свою партнёршу в танце, и оба они вспомнили свой первый танец на студенческой вечеринке, где познакомились. С тех пор они больше не танцевали, это был их второй в жизни танец. Айлен пытался поймать её взгляд, но Лилианна упорно отводила глаза и смотрела куда угодно, но только не на него.

– Кто он? – неожиданно услышала она вопрос.

– О чём ты? – притворилась непонимающей Лили.

– Быстро же ты тогда утешилась! – резко сказал Айлен.

– Забыл, что сам посоветовал мне найти мужа или покровителя? – насмешливо заметила Лилианна.

– И что, обязательно надо было рожать от него детей? – воскликнул он возмущённо. – И как мог этот идиот оставить тебя с тремя детьми без поддержки!

Как ни хотелось ей сказать, что этот идиот он и есть, к сожалению, она не могла себе этого позволить. Как он смеет её отчитывать, после того, как сам ушёл от неё! Её глаза потемнели от негодования.

– А вот это уже не твоё дело! – и непроизвольно Лили подняла на него глаза. Лучше бы она этого не делала. Теперь, встретившись с ним взглядом, она уже не могла отвести своих глаз от его, таких любимых и неповторимых, и смотрела словно заворожённая. Всё вокруг будто исчезло, и остались только он и она. Значит, права она была, когда послала Айлену священный кинжал Айсейлоров. Как же она любила этого самоуверенного негодяя!

Айлен почувствовал её волнение и прекрасно понял его причину. Что бы Лили не говорила, её глаза и тело выдавали её.

– Лили, – едва слышно прошептал Айлен и крепче сжал её в своих объятиях.

От звука его голоса Лилианна вернулась в реальность и попыталась отстраниться от Айлена, но он не позволил ей этого и лишь улыбнулся понимающей, торжествующей улыбкой. Лилианна разозлилась, что не смогла скрыть от него своих чувств. Уж слишком был уверен в себе и в своей власти над женщинами этот эгоистичный самец. И следующая его фраза подтвердила мнение Лили о нём.

– Я хотел бы вернуться к нашим отношениям и начать всё сначала.

– В качестве кого же ты хочешь меня видеть? – с иронией спросила Лилианна.

И тут Айлен совершил ошибку, которую потом не мог себе простить – а всё его непомерные амбиции и уверенность, что ни одна женщина не скажет ему «нет», какую бы роль он не отвёл ей в своей жизни. То, что Лилианна избегала его, он считал женским кокетством и маленькой местью за то, что когда-то ушёл от неё. Но теперь, когда получив подтверждение, что Лили неравнодушна к нему, он обрёл уверенность в том, что, в конце концов, она упадёт в его объятия. Так же, как и все другие, встречавшиеся на его пути кошечки.

– Что бы ты сказала о положении моей официальной любовницы? – спросил он таким тоном, словно своим предложением оказывал ей великую честь. Да, это действительно большая честь – стать официальной любовницей самого Главы рода Дэйдрагонов, но не для наследницы из Правящего Дома Айсейлоров. У Лилианны от такого предложения потемнело в глазах, и они, из-за расширившихся от негодования зрачков, из ярко-зелёных стали почти чёрными. Но она давно научилась владеть собой, и ничем больше не выдала своего состояния.

– И на какой же срок ты собираешься возвести меня в этот почётный ранг? – насмешливо спросила она. – До своего третьего брака, теперь уже с Анджелиной Германдон?

– Я не собираюсь и никогда не собирался заключать брачный союз с этой женщиной. Это желание моей матери, и оно не совпадает с моим. Я собираюсь с ней серьёзно поговорить, чтобы она прекратила свои происки у меня за спиной. Ты не веришь мне?

– Видишь ли, Айлен, мы познакомились с тобой, если ты ещё не забыл, за месяц до твоего первого брака. И я не думаю, что ты забыл о своей будущей жене, когда лёг со мной в постель.

– Но ты ведь сама изъявила желание быть со мной, и ни о чём меня не спрашивала. Не так ли? – сузив глаза, спросил Айлен. – И если ты так уж хорошо всё помнишь, то в курсе, что я ничего тебе не обещал.

Лилианна внимательно посмотрела на него и как-то отрешённо произнесла:

– Почему ты злишься? Я же тебя ни в чём не обвиняю. Я только констатирую факт. За то время, что мы с тобой не виделись, жизнь многому меня научила. Чтобы быть вместе, мало одного секса. Надо верить друг другу, а без доверия никакие отношения долго не продлятся. Хотя, может быть, это как раз то, что тебе нужно? И тебя устраивает короткая, ни к чему не обязывающая интрижка? Но дело сейчас даже не в этом. У меня своя жизнь, которая меня вполне устраивает, и я не собираюсь в ней ничего менять. К тому же я в ответе за своих детей, и не хочу, чтобы им тыкали, что их мать находится на содержании у Дэйдрагона!

Лилианна умышленно пропустила все его регалии, назвав только родовое имя, намекая тем самым, что для неё его высокое положение ничего не значит. Но Айлен не привык, чтобы к нему относились с пренебрежением, тем более женщина.

– Многие сочли бы такое предложение за честь!

– Многие, но не я! И запомни: я никогда не буду твоей любовницей, ни тайной, ни официальной!

– Ты хочешь, чтобы я одел тебе на руку брачный браслет? – Айлен вопросительно посмотрел на Лилианну.

– Ну что ты, как я могу быть такой самонадеянной, – с иронией отозвалась Лили. – Я прекрасно помню твои слова, сказанные мне в прошлом. Поправь меня, если я что-то путаю. Ты тогда сказал, что ни ты сам, ни твои родные не допустят, чтобы я стала твоей женой. Я запомнила твои слова на всю жизнь и приняла их к сведению. Да мне и не нужен брачный браслет, который по очереди носили твои бывшие. Предложи его какой-нибудь другой кошечке.

– И у кого же больше амбиций, у меня или всё же у тебя?

– Айлен, я не хочу никаких отношений с тобой, и ты должен уважать моё решение. – И Лилианна, собрав всю свою гордость, надменно посмотрела на своего бывшего возлюбленного.

– Я и не знал, что ты умеешь так смотреть! Этот взгляд может заморозить кого угодно. Но меня ты не обманешь, я чувствую, что ты ко мне не равнодушна. Лили, скажи, только откровенно, – почему ты прислала мне тогда кинжал Айсейлоров? Ты знаешь, в каком случае Айсейлорка дарила свой кинжал мужчине?

Лилианна, ничего не говоря, молча смотрела на Айлена. Айлен терпеливо ждал её ответа, непроизвольно затаив дыхание.

– Ведь это обет вечной любви! – первым не выдержал Айлен. – И, судя по твоему молчанию, ты об этом знала.

– Раз ты так уверен в этом, то зачем спрашиваешь?

– Я хотел убедиться, что правильно понял твой поступок. Почему же тогда ты сама так скоро нарушила свой обет, сошлась с другим мужчиной, да ещё и родила ему детей? И почему ты сейчас отказываешь мне? Какие отношения устроили бы тебя? Скажи, и мы это обсудим.

– Какой ты прагматичный! Я уже сказала тебе, что хочу быть одна, мне хорошо с детьми, и у меня нет ни времени, ни желания уделять внимание ещё и мужчине.

– Но ты же не живёшь полной жизнью! Тебя что, совсем перестал интересовать секс? Когда-то нам было хорошо вместе.

– Айлен, я не хочу больше говорить на эту тему. Ты спросил, я ответила, своего решения я не изменю.

– Я не отступлюсь! И если твоё условие – брачный союз, то мы это обсудим. Просто после двух неудачных браков я не хотел бы спешить с третьим. Но если это единственное твоё условие, то я подумаю.

Лилианна не знала, смеяться ей или плакать – он собирался обсуждать брак, как какую-то очередную сделку! «О Боги! Дайте мне силы!»

– Айлен, не надо передо мной оправдываться. Я не собираюсь склонять тебя к браку. И не думай, что я отказываюсь быть твоей любовницей, чтобы добиться брачного союза. Никогда не бегала, и не собираюсь бегать за мужчинами. У меня есть цель в жизни – это мои дети. А ты мне больше не интересен. И я всегда считала, что предложение брачного союза должно идти от души, а не быть предметом торговли.

– Как трудно с тобой разговаривать! Но ты не откажешься встречаться со мной хотя бы изредка, на нейтральной территории?

– Я ничего не буду тебе обещать. А теперь, извини, мне нужно отойти к Сонне, она просила кое в чём ей помочь.

И Лилианна отошла от возмущённого мужчины, который впервые столкнулся с отказом выбранной им женщины, да ещё в столь категоричной форме. Единственным утешением ему могло служить то, что отказ получили и все остальные соискатели. Но Айлена это мало успокаивало, его самолюбие было сильно задето.

Когда Лилианна отошла от Айлена, за ней устремился было Иштаран, который всё это время не выпускал девушку из поля зрения. Но Лилианну перехватила Сонна, и они вместе подошли к кружку о чём-то оживлённо беседующих женщин. Иштаран досадливо поморщился и, махнув рукой, направился к Вальдегару, который вместе с Гарринелем и Цианом Чамлинером стоял возле стойки с напитками. Видимо, шло неофициальное обсуждение общего проекта.

А Айлен, глядя вслед ушедшей Лили, вдруг представил, что она ушла навсегда из его жизни, и только тогда понял, какую ошибку совершил, предложив ей всего лишь место своей любовницы. Его словно молния озарила – «О небо! Я же люблю Лили! И люблю с первой нашей встречи». Он осознал, что не будет ему покоя, пока не вернёт он свою любовь, что все эти годы упорно гнал от себя это чувство, считая его слабостью, недостойной настоящего мужчины. Теперь же ему было всё равно, слабость это или что-то другое – он не может позволить себе опять потерять эту женщину. Правильно сказал Иштаран, что, когда нужна женщина, не будут в тягость и её дети.

«Интересно, какие они? – с любопытством подумал Айлен. – Наверное, похожи на свою мать! – и улыбнулся своим мыслям. – Или…на отца?» – улыбка исчезла с его лица, он непроизвольно нахмурился, в который раз пожалев, что это не его дети. «Пусть она немного успокоится после сегодняшнего разговора, здесь не место для серьёзных предложений». И Айлен окончательно принял решение, что через пару дней встретится с Лилианной и предложит ей заключить брачный союз. Она не откажет ему. Но даже если не даст сразу своего согласия, он уже не выпустит её из поля зрения, начнёт официально ухаживать за ней, как это принято в лучших домах Кошара. Лилианна достойна этого! А он постарается подружиться с её детьми, и объяснит ей, что как только они вступят в брак, он даст им своё имя. Любящая и заботливая мать, она должна оценить этот жест. Он докажет любимой женщине, что она нужна ему не только в постели. Он хочет всегда видеть её рядом с собой, искренне заботиться о ней и её детях. И у них обязательно будут общие дети, которые станут его наследниками. Следует также поговорить с Сонной и попросить посодействовать ему. Необходимо убедить её, что его чувства вполне серьёзны, и больше всего он хочет видеть Лили своей женой.

Отвлекшись от своих мыслей, Айлен с досадой заметил, что Иштаран с другого конца зала не сводит глаз с Лилианны, и не он один. Когда Айлен впервые встретил Лили, ему не пришлось бороться за её внимание, и он не терзался чувством ревности – оно вообще не было ему знакомо. Даже когда узнавал об изменах своих жён, это были совсем другие чувства, чем те, которые он испытывал теперь. Если любовь вызывает такие острые ощущения, то это ни с чем не сравнимое чувство, и придётся согласиться с поэтами, которые воспевают любовь, и признать, наконец, что она действительно существует.

И если у него так сладко щемит сердце об одном воспоминании о любимой, что же будет, если он в конце концов добьётся ответного чувства? Впрочем, не должно быть никакого «если», никогда он не отступал перед трудностями, не отступит и на этот раз. Правда, раньше трудности были другого характера, в отношении женщин сложности у него возникли впервые. Что ж, чем тяжелей задача, тем слаще победа! Прервав свои размышления, Айлен взглядом поискал Лилианну.

– Не ищи её, – ответила на его немой вопрос Сонна, подошедшая к нему в этот момент, – Лили ушла.

С уходом Лилианны Айлен потерял всякий интерес к вечеру и с нетерпением ждал момента, когда удобно будет откланяться.

 

   

пришлите свои отзывы или пожелания

Page created by Larissa Kulbatskaya
Copyright 2011 All Rights Reserved.