КНИГА ПЕРВАЯ                   ЧАСТЬ ВТОРАЯ                    ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Тамара  Емельянова 

"Потомки Загадочной Расы"


главная

об авторе

 

книга первая

 

free fun and novelty background downloads- this is where you will find holiday backgrounds and also cartoon backgrounds, very colourful made with children in mind.

книга вторая

 

книга третья

 

Глава 9

    Растерян маг и удивлён,
    Возникшим чувством вдруг!
    Но твёрдо он уверен в том,
    Что не отпустит никуда
    Ту кошечку, что стала
    Так ему нужна!

Когда карантин для прибывших с Земли земкошей подошёл к концу, а заодно и закончены необходимые генетические исследования, оказалось, что у Дженни – она стала называться своим настоящим именем, чему Маркиз был очень рад – оказались гены Айсейлоров и гены известного своей многочисленностью рода Цертеронов. Из этого рода вышло немало известных врачей и учёных, среди которых были специалисты по биологии и генетике. Видимо, эти гены и привели её в Мединститут, где она училась с большим желанием. Мар-Киз тут же разделил своё имя через дефис, как только у него выявили способности к магии и установили его родство с великим магом Кэм-Тином, сын которого, тоже известный маг, находился в составе команды корабля, потерпевшего крушение на Земле. Ему предложили отправиться на обучение в Академию магических искусств, а Дженни направили в учебный Медицинский центр для ознакомления с кошарской медициной и проверки знаний, полученных ею на Земле. Медцентр и Академия находились в одном городе, чему молодые люди несказанно обрадовались. Но был ещё один вопрос – о маленькой дочке Мар-Киза, которую они забрали с собой на Кошар, дав ей имя Беатрисс. Малышка хвостиком ходила за Дженни, словно спутала её со своей родной матерью, и очень любила принять кошачий облик и забраться к ней на колени или пристроиться на груди, обняв лапками за шею. Дженни, которой было в новинку знакомство со своей второй сущностью, с опаской принимала кошачий образ, но, войдя в него, наслаждалась в полной мере. Вместе с Беатрисс они весело носились в большом дворе карантинного блока, засаженном причудливо изогнутыми кошарскими деревьями. Без таких дворов не обходился ни один дом на Кошаре. Богатые кошарцы имели большие дворы и даже целые парки, а беднота, ютившаяся по нескольку семей в одном доме, имела общий двор на всех, чтобы иметь возможность порезвиться в кошачьем облике, когда на то будет желание. Иметь крылатых псов могли себе позволить только очень богатые, так как их содержание и обучение обходилось дорого.

Мар-Киз был очень рад тому, что его любимая Дженни сразу нашла подход к Беатрисс, а когда она твёрдо сказала, что девочка будет жить с ней, у него словно гора с плеч свалилась. Первый год обучения в Академии он не должен был покидать её стены, а детям там было не место.

У Александра были обнаружены гены Диких, одной из боковых ветвей рода Рэддингтонов. Айлена позабавил этот факт. Он знал, что совсем недавно Вальдегар присоединил к своим обширным владениям земли и несколько небольших замков, которые принадлежали той самой семье, гены которой были обнаружены у Александра. Так как среди членов семьи Тэрриганов не было мужчин, всё имущество отошло Вальдегару, как Главе рода Рэддингтонов, в состав которого входила семья Тэрриганов. Янита, последняя молодая представительница этой семьи, вступила в брак с одним из младших сыновей Главы рода Санджаров и уехала на север Диких гор.

Теперь Александр мог претендовать на эти земли и замки. Айлену, кроме обсуждения строительства учебного центра, предстояло поставить Вальдегара в известность о появившемся наследнике. Пока же Александр изъявил желание отправиться в учебный центр для изучения истории планеты, а также кошарского языка и языков планет, входящих в содружество со времён войны с крысаками. Земкоши в карантине не теряли времени зря и довольно успешно справлялись с изучением кошарского языка. И так же, как в своё время кошарцы, были удивлены схожестью многих слов и выражений. А некоторые пословицы и поговорки были просто идентичны. И объяснение было только одно – воздействие кошарцев, находившихся уже длительное время на Земле. Срок жизни кошарцев был более продолжительным, чем у землян, в среднем он составлял 180 – 200 лет. В четвероногом же образе продолжительность жизни сокращалась до 60 – 70 лет. Маги отличались долголетием, никто не знал предела их возраста. Летающие псы достигали полного расцвета только к пяти годам и жили примерно 60 – 70 лет.

Очень интересные данные были получены при исследовании генотипа Зик-Мура и его дочери Муры. Во-первых, были выявлены гены Островных магов, во-вторых – гены Диких, точный род которых установить не удалось, видимо, предки со стороны Диких были из простых. А в-третьих – были обнаружены неизвестные гены, не имеющие никакого отношения к земному происхождению. Было высказано предположение, что это гены семилуоров, которых не было в базе данных у кошарцев. Но это было только предположение, точно никто сказать не мог. Сам Зик-Мур удивлён не был, он ожидал чего-то подобного. Но более конкретные подтверждения заставили его призадуматься.

Его дочери предстояло обучение в том же учебном центре, что и Александру, и Зик-Мур отправился её сопровождать, чтобы помочь устроиться на месте. Всем земкошам выдали достаточное количество эларов, как назывались деньги на Кошаре, чтобы хватило на первое время, пока они определятся с родом своей деятельности. Зик-Мур подобрал дочери небольшую квартирку совсем рядом с учебным центром, и решил некоторое время побыть с ней рядом, чтобы помочь адаптироваться на новом месте, а заодно и обдумать своё положение. Он имел продолжительную беседу с Верховным правителем Кошара, Ринарисом, и они произвели друг на друга положительное впечатление. Признав выдающиеся магические способности Зик-Мура, Ринарис объяснил, что по закону Кошара ему необходимо пройти квалификационную комиссию в Академии магических искусств и получить соответствующую степень посвящения. Зик-Мур признавал, что ему необходимо пройти все положенные испытания и получить официальную регистрацию. Но сначала надо было устроить дочь, а потом уже заняться собственными делами. Ему предоставили две недели, по истечении которых он должен был явиться на комиссию.

Зик-Мур в раздумье сидел на подоконнике, слегка подёргивая хвостом, и смотрел на непривычные две луны в тёмном ночном небе Кошара. Россыпь звёзд на необъятном чужом небе вызывала тоску по привычному, родному небу. И вдруг Зик-Мур отчётливо понял, что ему предстояло сделать. Необходимо хотя бы ещё раз посетить Землю, чтобы потом принять чужой мир и постараться сделать его своим. Ему нравился Кошар и кошарцы, но Земля притягивала к себе, ибо там были его корни.

«Одним словом – земкоши, – усмехнулся маг, – придумал же кто-то такое ёмкое слово, выражающее их действительную сущность». Что-то он не доделал на Земле, иначе откуда это тревожное чувство и непонятная тоска, съедающая его? Итак, решено – он полетит с уже готовящейся следующей экспедицией на Землю. В том, что не будет никаких проблем с включением его в состав уже почти набранной группы, Зик-Мур не сомневался. Верховный в одном из разговоров с земкошами намекнул, что если кто-то из них изъявит желание присоединиться к экспедиции, никаких возражений с его стороны не будет. Все тогда промолчали, в том числе и он, но сейчас этот разговор всплыл в его памяти. Естественно, что любой земкош, знакомый с земными условиями и людьми, населяющими Землю, лишним там не будет. Но сначала ему необходимо получить соответствующую его способностям степень посвящения, так как без этого он не получит доступа в самое крупное книгохранилище Кошара, расположенное на острове Ту-Сей, являющемся собственностью колдуньи Майраны-Нар. О нём упоминал Ринарис, рассказывая об истории Кошара. Попасть туда можно было только по специальному пропуску. Конечно, он мог бы проникнуть в необходимый ему архивный отдел при помощи магии, и никто бы ничего не узнал, но закон нарушать Зик-Мур не хотел, да и проявлять свои способности до поры до времени тоже было не к чему – всему своё время. Необходимо познакомиться и пообщаться с магами Кошара, узнать их возможности и сравнить со своими. Зик-Мур и сам не совсем понимал, что будет искать на острове, но его неудержимо тянуло туда, а своим ощущениям он доверял.

По прибытии на Кошар он почувствовал, что в него словно влилась дополнительная энергия и расставила всё по своим местам. Раньше его магические всплески происходили неожиданно. И ему не всегда удавалось справляться с ними, чаще магия управляла им, чем он ею.

Сейчас же Зик-Мур почувствовал себя так, словно для него не осталось ничего невозможного. В голове наступило просветление, и все его знания, до этого времени хаотичные, систематизировались. Теперь он не боялся своей силы, ибо почувствовал, что она ему подвластна и действует согласно его желаниям. Но что-то тянуло его на остров, что-то его там ждало. Зик-Мур чувствовал этот призыв с каждым днём всё сильней и не мог его проигнорировать.

Следующим шагом, который необходимо было сделать до отлёта, было знакомство с матерью Дивара Шеурена. Нужно также присмотреться к самому молодому кошарцу. Уж очень рьяно он начал оказывать знаки внимания его дочери, правда, не выходя за рамки приличий. Зик-Мур быстро пресёк бы эти ухаживания, если бы не заметил, что Муре очень нравится Дивар. Если он убедится, что матери Дивара и ему самому можно доверять, то он со спокойной душой отправится на Землю. Зик-Мур не собирался играть роль деспота, но его дочь была ещё очень молода и недостаточно хорошо разбиралась в психологии двуногих. Поэтому он сам должен во всём разобраться и найти правильное решение.

Дивар не подозревал, что Зик-Мур легко мог пробить брешь в его заслоне и спокойно прочитать все его мысли. Но для того мысли молодого кошарца были очевидны. Маг вспомнил, что Дивар говорил, будто его мать работает в развлекательном центре, и ему стало любопытно, как развлекают на Кошаре публику с помощью магии. Возможно, это знакомство пригодится ему, когда по возвращении на Кошар придётся искать себе хотя бы временное занятие. Так почему бы и не в развлекательном центре? Он был уверен, – что бы там ни требовалось от магов, он со всем легко сможет справиться. А может быть, даже придумает что-то новенькое. «Итак, решено. Надо, не откладывая, приступать к запланированному», – подвёл итог своим мыслям Зик-Мур, спрыгивая с подоконника и направляясь к невысокой лежанке, стоявшей в квадратной прихожей, которую он облюбовал себе для отдыха. Мура уже давно спала. Она достаточно быстро освоилась в учебном центре и даже подружилась с двумя приятными скромными кошечками. Между ними складывались тесные доверительные отношения. Зная свою дочь, Зик-Мур был приятно удивлён. Он считал Муру замкнутой, себе на уме и совершенно неконтактной. Но такой она была на Земле, где каждый день приходилось бороться за выживание, живя на улице. Конечно, он, как отец, оберегал её, при необходимости используя и магию. Но не всегда же он был рядом! Хорошо ещё, что хозяйка не особенно обращала внимание на его временные отлучки, когда он через форточку отправлялся на очередную прогулку. Когда он будет на Земле, обязательно поинтересуется результатами своих бурных кратковременных интрижек. Его последняя подружка была из вольно живущих – диковатая, смелая и необыкновенно красивая – трёхцветная пушистая кошечка с белоснежной манишкой на груди и громадными зелёными глазищами. В тех местах, где она жила, рядом был большой лесопарк и несколько прудов, где мальчишки ловили на удочки рыбу. Люди в тех местах были благожелательно настроены к кошачьему племени, а в суровую погоду даже подкармливали живущих на улице кошек. Причина, по которой из всего его гарема именно Киса, как звали кошечку, больше всего волновала его, заключалась в том, что у неё были гены кошарцев. Но «прилитие капли крови» произошло слишком давно и больше не закреплялось, поэтому о способностях к изменению облика не могло быть и речи. Он, как маг, очень хорошо всё это чувствовал. Но если у Кисы появилось потомство от него, то он просто обязан проверить всех котят. «Вполне возможно, что на Землю меня тянет именно по этой причине – так называемый «зов крови», – и с этой последней мыслью Зик-Мур уснул.

На следующий день план его действий был неожиданно нарушен. Дивар пригласил отца с дочерью на представление, в котором принимала участие его мать. Это был спектакль для детей и их родителей, и проходил он в крупном развлекательном центре.

– А после представления я приглашаю вас на ужин. Я знаю места с очень приличной кошарской кухней, вам понравится, – молодой кошарец волновался, стараясь, однако, не показывать этого и с надеждой смотрел на сурового мага. У Муры был свободный от занятий день, и Зик-Мур решил принять приглашение и определиться хотя бы с одним пунктом своего плана, пусть и не в том порядке, который он для себя наметил.

Дивар заехал за ними в голубом с синей полосой аэромобиле, и они отправились на такую важную для всех встречу. Дивар понимал, как много зависит от сегодняшнего знакомства, и был очень напряжён, но это никак не проявлялось внешне. Для такого мага, как Зик-Мур, его состояние не являлось секретом, и он отметил про себя, что ему нравится самообладание молодого кошарца. Он и сам чувствовал небольшое волнение перед предстоящей встречей и только одну Муру предстоящее знакомство, казалось, нисколько не тревожило. Она с большим интересом посматривала по сторонам, периодически расспрашивая своего поклонника о мелькающих за окнами строениях. Наконец, аэромобиль выехал за город и взлетел. Развлекательный центр находился примерно в 10 минутах лёта от города, и отец с дочерью получили большое удовольствие, любуясь раскинувшейся внизу панорамой – плантации фруктовых деревьев, ухоженные берега водоёмов, одноэтажные и двухэтажные домики в цветущих садах со множеством фонтанов и небольших искусственных водопадов. Наконец, на горизонте показалась конечная цель их путешествия. Внизу, прямо под ними, раскинулся сказочный городок с небольшими, словно игрушечными, замками, несколькими парками, ухоженными прудами и игровыми площадками.

– Здесь очень много всего интересного и для маленьких детей, и для подростков. Имеются также прекрасные залы для театральных и музыкальных представлений, множество заведений различного назначения для взрослой части населения планеты, среди которых спортивные площадки, на которых проводятся различные спортивные состязания, пользующиеся большим успехом.

– И много таких крупных развлекательных центров на Кошаре? – поинтересовался Зик-Мур.

– Почти все крупные города имеют свои центры развлечений, – ответил Дивар.

Аэромобиль пошёл на снижение.

– Сейчас мы остановимся в детской части центра, где скоро начнётся представление, – объяснял Дивар, выруливая на стоянку и пристраивая свою машину на свободное место среди множества аэромобилей различных марок.

Он так аккуратно и плавно произвёл посадку, что пассажиры почти ничего не почувствовали. Оставив своё транспортное средство на стоянке, Дивар повёл гостей к двухэтажному круглому зданию, стены которого были разрисованы сюжетами из детских книжек. На входе стояли сказочные персонажи и приветствовали входящих.

Невысокую изящную Муру приняли, видимо, за ребёнка, которого отец и брат привели на представление, и вручили ей ярко раскрашенный воздушный шарик. От неожиданности она не удержала шнур, к которому был привязан шарик, и тот отправился бы в полет, если бы не хорошая реакция Дивара. Он успел поймать шарик за шнур и торжественно вручил его девушке. Мура сделала шуточный реверанс и, не выдержав, захихикала, уткнувшись в грудь молодого человека. Дивар нежно обнял девушку за талию, покосившись при этом на её отца. Тот сделал вид, что ничего не заметил, с неподдельным интересом рассматривая резной арочный вход. Взяв девушку за руку, Дивар пригласил проходить внутрь здания. Пройдя через небольшое фойе, они очутились в большом зале с куполообразным потолком. Дивар провёл их в гостевую ложу, в зале уже гасили свет, и опоздавшие спешили занимать свои места. Когда стало совсем темно, устройства, напоминающие земные прожектора, направили свои лучи высоко вверх. Там, почти под самым куполом, на маленькой площадке стояла женщина в красном, усыпанном мерцающими звёздами плаще. Она взмахнула жезлом, искрящимся всеми цветами радуги, и от площадки вниз на арену протянулась светящаяся дорожка, по краям которой расположились на одинаковом расстоянии друг от друга маленькие столбики с разноцветными шариками на концах. Женщина сделала жезлом круговое движение, и над ареной вдруг появилась стайка разноцветных маленьких птичек, очень напоминающих земных колибри. Сделав круг над ареной, птички начали рассаживаться, каждая на свой столбик. Около одного из столбиков возникла небольшая потасовка, но наконец все пташки заняли свои места. Шарро Шеурен, а это была именно она, начала своё схождение вниз. Казалось, что она не шла, а плавно скользила, словно по накатанной дорожке. На каждый третий шаг, одежда и причёска на ней менялась, видимо, это были образы сказочных персонажей, догадался Зик-Мур. То это было белоснежное платье, отороченное пушистым белым мехом, то ярко-зелёное, расшитое экзотическими цветами в комплекте с венком из живых цветов, то голубое, словно земное утреннее небо при ясной погоде. И, наконец, в платье, переливающимся всеми цветами радуги, Шарро вступила на арену. Взмах жезлом, и дорожка со столбиками исчезла, а стайка разноцветных птичек, сделав прощальный круг, вылетела наружу через специально открытое окно. Следующий взмах – и арена превратилась в цветущий сад с небольшой площадкой посредине. А Шарро исчезла, словно её и не было. На арену стали выбегать небольшие зверьки, обученные всевозможным трюкам. Это были кошарские урсики, которые напоминали земных хорьков, но были немного крупнее и имели маленькие пушистые хвостики, похожие на шарики. Вслед за урсиками появился и дрессировщик, следуя указаниям которого зверьки начали выполнять различные акробатические трюки, а в конце выступления даже составили довольно сложную пирамиду. Дальше следовали выступления других обученных животных, а также акробатов, с использованием изменения облика, что выглядело очень эффектно. Всё это очень напоминало земной цирк. Перед каждым новым выступлением появлялась, словно ниоткуда, Шарро в новых одеждах, и одним взмахом своего магического жезла меняла декорации. То это была пустыня, то чудный сад, то космический пейзаж, то дремучий сказочный лес. В конце представления в зале вдруг появилось множество крупных разноцветных бабочек, которые садились на протянутые детские руки, а затем высоко под куполом образовали разноцветную живую гирлянду и изобразили затейливый хоровод под ритмичную мелодию. Наконец представление закончилось, в зале загорелся свет, и Дивар повёл гостей к служебному выходу. Они подождали совсем немного, и вот уже им навстречу шла яркая интересная женщина. Зик-Мур не ожидал, что Шарро окажется такой молодой, имея двадцатичетырёхлетнего сына. Видимо, она очень рано вступила в брак, который, как он понял, оказался недолгим. Зик-Мур посмотрел ей прямо в глаза, Шарро ответила таким же откровенным взглядом, в котором угадывался немалый интерес. Большие, чуть раскосые жёлто– зелёные глаза словно взяли его в плен. Широкая цветная лента удерживала густую массу тёмношоколадных кудрей, достающих до плеч. Концы ленты были перекинуты на грудь. На лоб из-под ленты выбивались несколько пружинистых завитков. На ней была нарядная, в ярких цветах блузка с рюшами по глубокому вырезу, которая была заправлена под широкий оранжево– зелёный пояс. Талия была настолько тонкая, что не верилось, что эта женщина имеет взрослого сына. Шёлковая юбка мягко облегала соблазнительные бёдра и слегка расширялась книзу, а при движении переливалась всевозможными оттенками зелёного. Её шею украшали несколько рядов бус из крупных разноцветных полудрагоценных камней неровной формы. В ушах – длинные серьги с оранжевыми камнями в зелёных прожилках. В Шарро Шеурен были словно собраны все краски лета, от неё исходила добрая импульсивная энергетика. Когда она, увидев сына с гостями, широко улыбнулась, Зик-Мур был очарован. Он вдруг почувствовал влечение к этой незнакомой женщине, что было совсем некстати. Шарро кокетливо улыбнулась, словно прочитав его мысли. Дивар поспешил познакомить мать со своими гостями, представив Муру, как свою девушку. Маг покосился на юношу, но ничего не сказал. Дивар с облегчением перевёл дух, для обоих родителей это не осталось незамеченным, и они переглянулись. Зик-Мур снисходительно улыбнулся на вопросительный взгляд Шарро, и все направились вслед за Диваром к большому белому зданию, окружённому цветущими деревьями, в котором располагались всевозможные пункты питания. При входе их встретили и проводили на второй этаж в заранее заказанный Диваром отдельный кабинет, обставленный удобной мебелью, с оригинальным напольным покрытием, напоминающим цветочный луг. На стенах висели картины с изображением видов Кошара. Устроившись на удобных мягких стульях, все приступили к изучению меню. Мать с сыном ненавязчиво объясняли гостям, что скрывается за незнакомыми для них названиями. Наконец, заказ был сделан и, в ожидании готовности блюд, потекла лёгкая беседа. У Шарро, наслышанной от своего сына об удивительной и загадочной Земле, с которой прилетели потомки кошарцев, пропавших когда-то на этой планете, было много вопросов к Зик-Муру. И он с удовольствием рассказывал о Земле этой привлекательной женщине, всё больше и больше попадая под её очарование. Молодёжь тихонько шушукалась о чём-то своём. В центральном зале заиграла музыка, и Дивар попросил у отца девушки разрешения пригласить Муру на танец.

– Она же не умеет танцевать, тем более, ваши танцы, – заметил Зик-Мур.

– Здесь рядом с большим залом расположен меньший, как раз для обучающихся, мы пойдём туда.

– Я смотрю, ты всё предусмотрел, – усмехнулся маг.

– Не беспокойтесь! Моему сыну можно доверять, – вмешалась Шарро, – он хоть и бывает иногда легкомыслен, но всегда держит своё слово.

Зик-Мур строго посмотрел на молодого кошарца и разрешающе кивнул головой. Молодые люди, получив разрешение, моментально исчезли в направлении звучащей музыки. Шарро успокаивающе улыбнулась и маг, который никогда никому не верил до конца и всё подвергал сомнению, неожиданно для себя почувствовал доверие к этой женщине. «Она словно околдовала меня», – подумал Зик-Мур. Но ему были приятны эти ощущения, он впервые испытывал такую сильную потребность в обществе другого человека. Она привлекала его не только как женщина, но и как личность. Его тянуло к ней, как магнитом, и он решил, что добьётся, чтобы Шарро была с ним.

– Как бы я хотела увидеть всё своими глазами! – мечтательно произнесла Шарро.

– Это можно устроить, – неожиданно для неё, а ещё больше для себя, сказал Зик-Мур.

Возникшая мысль уже не оставляла его. «А почему бы и нет?» – подумал он.

– Вы же маг и, как я понял, Ваш потенциал гораздо выше, чем требуется для детских представлений, – продолжал развивать свою мысль Зик-Мур.

– Как вы догадались? – воскликнула Шарро, но тут же сдавленно хихикнула, словно молоденькая девочка. – О Боги! Что это я? Вы же маг! Дивар мне говорил, но я не ожидала, что у Вас такая высокая степень. Ведь только обладая самой высокой, шестой степенью посвящения, можно с ходу определить возможности другого мага.

– Я ещё только должен пройти комиссию, которая определит мою степень посвящения.

– Вы наверняка получите шестую степень.

– Вы так думаете?

– Уверена! Я и сама не раз принимала участие в работе комиссии.

– Значит, я был прав, предполагая Ваши высокие способности?

– Да, у меня шестая степень.

– Так что Вы делаете в развлекательном детском центре? Если я не ошибаюсь, работа здесь для магов второй и третьей степени.

Шарро немного помолчала и тихо сказала:

– Я не хотела бы говорить на эту тему.

«Ого, да у моей красавицы есть тайны!» – промелькнула у него мысль, вслух же он сказал:

– Извините, что вторгся на запретную территорию!

– Ничего, я не в обиде. А Вы действительно сможете помочь, чтобы меня включили в состав экспедиции?

– Обещать не буду, но думаю, что смогу. Я и сам собираюсь ещё раз посетить Землю, ведь это моя вторая родина.

– А как же мы оставим наших детей? – встревожилась Шарро.

Зик-Мур усмехнулся и поинтересовался:

– Насколько серьёзны намерения вашего сына?

– Если бы Вы дали своё согласие, он не стал бы тянуть с заключением брачного союза.

– Тогда, мы поступим так: если нас с Вами включают в состав экспедиции, в чём я нисколько не сомневаюсь, мы перед отлётом заключаем помолвку между нашими детьми, а по нашем возвращении они вступят в брак. У них будет достаточно времени, чтобы проверить свои чувства.

– Что ж, это, пожалуй, выход. После заключения официальной помолвки их встречи не вызовут толков и будут выглядеть вполне благопристойно.

Такое быстрое развитие событий одновременно удивляло и радовало и молодых людей, и их родителей. Когда Дивар с Мурой рука об руку появились на пороге кабинета, Шарро и Зик-Мур ввели их в курс дела, и надо было видеть, как засияли от счастья глаза Дивара, как смущённо и радостно улыбнулась Мура. Последние сомнения у Зик-Мура отпали, он был рад, что теперь можно быть спокойным за дочь и заняться осуществлением намеченных дел, к которым теперь прибавилась ещё одна, первостепенная задача, требующая некоторой корректировки его планов. В его жизни появилась очаровательная, желанная кошечка, которую он собирался сделать своей постоянной спутницей.

 

   

пришлите свои отзывы или пожелания

Page created by Larissa Kulbatskaya
Copyright 2010 All Rights Reserved.