КНИГА ПЕРВАЯ                   ЧАСТЬ ВТОРАЯ                    ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Тамара  Емельянова 

"Потомки Загадочной Расы"


главная

об авторе

 

книга первая

 

free fun and novelty background downloads- this is where you will find holiday backgrounds and also cartoon backgrounds, very colourful made with children in mind.

книга вторая

 

книга третья

 

Глава 4

    Собой доволен был и горд,
    И властью облечён.
    Но прошлое настигло вдруг,
    Прозреньем озарив.
    То, от чего бежал всю жизнь,
    Его накрыло с головой,
    И тонет в море чувств.

Айлен прибыл в Инзу уже ближе к вечеру, остановившись в единственной гостинице, где предварительно забронировал самый лучший номер. Гостиница была среднего класса, но вполне соответствовала его требованиям. На следующий день ожидался приём у его старого друга Сайгара Санториса, на который Айлен был давно приглашён. От предвкушения встречи со своими друзьями его не покидало хорошее настроение. Связавшись с Сайгаром по аппарату связи и уточнив время устраиваемого им званого вечера, Айлен, приняв ванну, отправился спать – целый день в дороге давал о себе знать.

Когда на следующий день Айлен прибыл в дом Санторисов, почти все гости были уже в сборе, задерживался только Правитель Инзы, Циан Чамлинер со своей дочерью Сонной, мать которой происходила из рода Дэйдрагонов. В последние годы Айлен почти не общался со своей дальней родственницей, Сонна почему-то избегала его, и он собирался выяснить причину такого её поведения. Когда Айлен вошёл в зал, у него в глазах зарябило от ярких, замысловатых туалетов соблазнительных красавиц.

Одно время среди молодёжи было модно красить волосы в различные цвета в тон одежде и носить разноцветные линзы, меняющие цвет глаз. Но теперь в моду опять входило всё естественное, и старшее поколение было этим чрезвычайно довольно.

Наряды свои кошарки очень любили украшать бантами различных размеров и форм. Нередко в середине банта сверкал драгоценный камень, говоривший о богатстве его обладательницы. Из моды бантики не выходили никогда, менялась только их форма, место расположения, и материал, из которого они были сделаны. Кроме бантов, для украшения использовались и помпончики, особенно в детской одежде.

Не обошлось без бантов и в мужской одежде. На светские вечера мужчины приходили, украшенные более строгими по форме и цвету бантами, но драгоценный камень в середине был неотъемлемой их частью. Тут уж мужское население старалось перещеголять друг друга размером и чистотой камней в своих ювелирных украшениях, что говорило не только о богатстве владельца, но и о его вкусе. Пуговицы в одежде чаще были деревянными, резными, но иногда их делали и из драгоценных камней. На улице обязательной частью женского туалета были шляпки, которые кошарки обожали украшать перьями экзотических птиц, привозимых с различных планет.

В изысканные причёски вплетались разноцветные ленты, богатые красотки носили шёлковые ленты, расшитые разноцветными нитями и украшенные мелким напылением драгоценных камней. Кошачья натура мужчин замирала от восторга при виде разноцветных ленточек, развевающихся в волосах их подружек в вихре зажигательного танца.

На Кошаре очень ценились рельефные вышивки, изображавшие цветы, бабочек и птичек. Искусные вышивальщицы были нарасхват, и заказов у них хватало на год вперёд.

В этом сезоне в моде были лёгкие, шелковистые ткани, словно струящиеся по фигуре и очень приятные на ощупь, что являлось большим соблазном для мужчин. Стоило им в танце обнять партнёршу за талию, как рука словно прилипала и никак не хотела отрываться от соблазнительного тёплого тела, а шелковистая скользящая ткань только усиливала приятные ощущения.

В зале возникло оживление, когда в распахнутых слугами дверях появился высокий темноволосый красавец.

– Неужели Айлен Дэйдрагон, собственной персоной?

Присутствие такого высокопоставленного лица в их маленьком городке было для многих сюрпризом. Гости зашептались, почтительно поглядывая на вошедшего.

– Они с Санторисом давние друзья.

– Вот как? Тогда его присутствие здесь понятно.

Айлен, гордо подняв голову, снисходительно улыбаясь, шёл по залу. К нему уже спешил сам хозяин дома. Взгляд важного гостя потеплел, он ускорил шаг. Сайгар Санторис, приветливо улыбаясь, поднял руку, приветствуя своего друга, Айлен ответил на приветствие, друзья обнялись.

Женщины не отрывали глаз от такого яркого представителя противоположного пола и смотрели на Айлена откровенно зазывающе. Молоденькие кошечки были скромней, но и они то и дело стреляли глазками, возбуждённо хихикая и перешёптываясь между собой. Мужчины же смотрели с большим уважением, зная его, как правую руку Верховного. Многие знали и о его заслугах перед Кошаром. И всем без исключения хотелось поближе познакомиться с этой известной и интересной личностью.

– Это он несколько лет назад командовал штурмовым десантом, атаковавшим планету Липос, когда её уже почти захватили крысаки? – спросил один из молодых людей у пожилого кошарца.

– Да. И он же впоследствии возглавил дипломатическую миссию на Крысарию и добился временного перемирия на выгодных для Кошара условиях. Вряд ли кто-то справился бы лучше. Рассказывали, что, несмотря на свою ненависть к нам, крысаки оказали должные почести своему бесстрашному и умному врагу. Миссия была очень опасной, но Дэйдрагон блестяще с ней справился. Ринарис очень высоко ценит его.

Кто-то из стоящих рядом добавил:

– За свои многочисленные заслуги он был награждён главной наградой Кошара – орденом Неустрашимых. Для всего рода Дэйдрагонов это большая честь.

– Ходят слухи, что он возглавлял какую-то секретную экспедицию и только недавно вернулся.

Молодые кошарцы, стоявшие рядом и с большим интересом слушавшие разговор, с благоговением посмотрели на почётного гостя, который в этот момент о чём-то оживлённо беседовал с Сайгаром.

Женщины в это время обсуждали интересующие их сведения, касающиеся знатного, известного своими похождениями, блистательного красавца.

– Он уже несколько лет, как не женат, и на него открыта охота, – объявила одна из дам.

– Но, говорят, что его мать, Лонда Дэйдрагон, уже подыскивает ему невесту. Она дала понять, что в выборе жены сын целиком полагается на неё, и вступит в брак с той, кого она ему выберет,– рассказывала Желла, мать двоих дочерей брачного возраста.

– Что-то она не очень хорошо с этим вопросом справляется, – ехидно заметила Ирига, – уже с двумя жёнами развёлся, а наследников нет.

– Рассказывают, что он сильно переживает по этому поводу.

– Если переживает по поводу наследников, значит действительно брачный пир не за горами, – со знанием дела заявила Желла.

– Интересно, кого же на этот раз выберет ему Лонда? – заинтересовалась Ирига.

Стоявшая рядом Селина, бывшая всегда в курсе всех событий, поделилась новостью:

– На этот раз это будет Анджелина из рода Германдонов. Лонда спит и видит, чтобы её внуки носили двойную фамилию, а это возможно только в том случае, если оба вступающих в брак являются прямыми наследниками из Правящих Домов. Так что кандидатура Анджелины вполне соответствует её амбициям.

– А как же сам Айлен? – спросила Желла, больше всех заинтересованная этим вопросом. – Он-то согласен с выбором матери?

– Лонда уверена, что сын одобрит её выбор, – ответила Селина.

Прислуга тоже обсуждала известного гостя, равнодушным не остался никто.

– Жаль мне иногда этих знатных и богатых, – высказалась одна из пожилых служанок, Зея. – В брак вступают в основном по расчёту. О любви при вступлении в брак даже и не думают. Выберут такому вот красавцу какую-нибудь страхолюдину, и смотри на неё каждый день всю жизнь. А успокаивайся тем, что принесла она большое приданое и ещё придала весу в обществе своим происхождением.

– Можно подумать, – заметил ей Янг, личный слуга хозяина дома, – что ты сама бы отказалась выдать своих дочек за хорошо обеспеченных и имеющих высокое положение в обществе мужчин, если бы подвернулся такой случай.

– Может, и не отказалась бы, но принуждать точно не стала.

– А ты думаешь, такого молодца может кто-то заставить? И потом, не волнуйся, такие, как он, своего не упустят. Жёны у них заботятся о наследниках, а они развлекаются на стороне с любовницами. Да и некоторые из жён не против на сторону сбегать, когда выполнят свой долг, родив наследников. В накладе никто не остаётся. И все обо всех всё знают, но сохраняют видимость благополучия, – со знанием дела объяснял Янг.

– У некоторых хватает мужества пойти против негласных правил высшего света. Возьми вон нашего хозяина – сам из очень древнего знатного рода, а в жёны взял девушку бедную и не знатную. И приняли ведь её в свой круг. Правильно говорят, что настоящая любовь все преграды на пути сметёт, – уважительно сказала Зея.

– Попробовали бы не принять – Санторис вхож к самому Верховному, и Айлен Дэйдрагон в друзьях ходит. Да он и сам любого бы уничтожил, посмей кто обидеть его Верену. – проговорил Янг с гордостью за своего хозяина.

– Вот это мужчина! Вот это любовь! Не часто такое встретишь, – вздохнула молоденькая служанка Ирика.

– А что, думаете, Дэйдрагон не поставил бы всех на место, коснись такое его самого? Уж у него-то власти предостаточно, как-никак, Глава рода, – поинтересовался мнением остальных слуг молодой Норт.

– Наш господин из однолюбов, – проговорил старый слуга, – вспомните: он не особенно и женщинами-то интересовался, пока не повстречал свою Верену. А Дэйдрагон, он совсем другой. С двумя жёнами успел развестись, и женщин у него перебывало немерено. И подвиги успевает совершать, и кошечек, рассказывают, по полной программе обслуживает. Тот ещё котяра! На всё энергии хватает! Таким, как он, женщины не очень-то покрутят. Вот нагуляется и опять вступит в брак, как знати и положено, по расчёту. Наследники ведь всем нужны, тем более Главе Правящего Дома.

– Так ведь он дважды состоял в браке, а наследников что-то не видать.

– Рассказывали, что жёны виноваты, потому и развёлся, – объяснил Янг.

– Надо же, такой видный мужчина, да ещё богатый и с положением, а тоже видать, не всё в жизни в порядке, – посетовала повариха.

– Хотела бы я посмотреть на ту женщину, которая смогла бы поставить этого самоуверенного красавчика на колени, – мечтательно проговорила Ирика.

– Не смеши! Такое под силу только нашей Лилианне, а ей этот самоуверенный красавец даром не нужен, и не посмотрит, что Глава рода, – убежденно сказала Зея. – Отказала же она Алазару, правителю Родинга, а какой представительный и обаятельный мужчина и пост большой занимает.

В то время, когда во всех уголках большого дома обсуждали Главу рода Дэйдрагонов, сам он наслаждался долгожданной встречей со старыми друзьями.

– Айлен, дружище, сколько лет не виделись? А мы всё гадали, откликнешься ты на приглашение своих друзей или проигнорируешь? Ты ведь теперь важной персоной стал, – говорил брат Сайгара, Дернис.

– Он утверждал, что ты с нами и знаться теперь не захочешь, – со смешком выдал брата Сайгар.

– И за что же вы меня так? – усмехнулся Айлен. – Я своих друзей не забыл.

– Ну, шутка ли, ты ведь теперь советник у Верховного!

– Лишь в той области, в которой хорошо разбираюсь.

– Ладно, не скромничай, все наслышаны о твоих подвигах. Что есть, то есть, но только настоящие друзья скажут тебе в лицо правду без прикрас, – заметил Сайгар.

– Я очень рад, что смог приехать на эту встречу. А где же все остальные?

– Сейчас подойдут, я уже послал за ними, – ответил Сайгар, – всем не терпится встретиться с тобой. Слишком долго мы не встречались все вместе.

В это время к ним присоединился ещё один молодой мужчина, это был Костан Райлингер.

– Рад приветствовать тебя! – обратился он к Айлену. – Значит, дружба для тебя попрежнему чего-то стоит?

– Что-то вы меня совсем закритиковали! Никогда я не откажусь от своих друзей – это святое!

– Рады слышать. Ну, расскажи, как ты дошёл до жизни такой – к тебе не пробиться, как к самому Верховному, – произнёс подошедший к компании друзей Тип-Тилль.

– Ну, тебе-то вообще грех жаловаться – недавно только расстались.

Тилль примиряюще поднял руки:

– Шучу, шучу. У меня лично к тебе никаких претензий.

– То-то же! Хоть один не в обиде.

И, обратившись к остальным, сказал:

– Я дам вам отдельный канал связи, по которому любой из вас всегда сможет связаться со мной.

– Теперь, кажется, все в сборе, – сказал Сайгар, увидев подошедшего Илана.

Подняв в приветствии руку, тот присоединился к остальной компании. Сайгар обратился к Тип-Тиллю:

– Как твои успехи в магических науках?

– О, я на особом счету в Академии, – похвастался Тилль, – у меня, оказывается, проявились некоторые способности, в природе которых даже опытные маги не до конца могут разобраться. Напоминают им древнюю магию, но, в то же время, и отличаются от неё.

– Вот как? И давно это у тебя? – с намёком спросил Айлен.

– Да нет. С тех пор, как… – Тилль немного замялся, – в общем, примерно, месяц.

Айлен понимающе усмехнулся.

– Да-да. – Тилль в шутку задрал выше нос. – И впредь прошу быть повежливей со мной.

– Ну, надеемся, что своих лучших друзей ты не обидишь. – хлопнул его по плечу Костан.

– Как же это всё-таки здорово, – удовлетворённо воскликнул Дернис, – собраться, наконец, всем вместе!

– Я так рад вас всех видеть! Спасибо, что вытащили меня сюда, – с искренней благодарностью сказал Айлен. – Кстати, почему вы все собрались именно в Инзе? А некоторые, я слышал, уже несколько лет, как осели в этом небольшом городке на границе с Дикими. Сам я здесь впервые.

– У Сайгара жена в родстве с Дикими, – начал объяснять Дернис, – и у него с некоторыми из них выгодные торговые дела. Брат приобрёл здесь огромный особняк, но дом в Эларии оставил за собой.

– Мне, кстати, здесь очень нравится. Природа изумительная, глаз радует. С родственниками жены у меня отношения хорошие и общаемся мы друг с другом с большим удовольствием. Инза – красивейший уголок Кошара. Посмотришь на всю эту красоту вокруг, и уезжать никуда не захочешь.

– Так ты и меня, пожалуй, уговоришь приобрести здесь собственность, – рассмеялся Айлен.

– Да у тебя и так – где только нет и особняков и замков!

– Ну, вот видишь, оказывается ещё не везде, – усмехнулся Айлен. – И, раз моим друзьям это место нравится, над этим стоит задуматься.

– Костан тоже большей частью находится здесь, – сказал Дернис, – в Инзе живёт у родственников, но имеет и свой домик в горах.

– Вот как? – Айлен обернулся к другу, с которым не виделся уже несколько лет. – На территории Диких? – заинтересованно спросил он.

– Нет, на нейтральном участке, – ответил Костан, – теперь, когда отношения с Дикими улучшились, многое видишь в другом свете.

– Интересно... А по какой причине вы все здесь собрались?

Сайгар ответил за всех:

– Дикие обратились к нам за помощью – посодействовать в создании учебного центра, чтобы обучать их молодёжь. А так как от своих любимых гор они не хотят далеко удаляться, то предложили построить молодёжный учебный центр в одном из приграничных городов. Их выбор пал на Инзу. Верховный правитель Ринарис обещал в ближайшее время прислать своего представителя для совместных переговоров.

И все выжидательно обратили взгляды на Айлена.

– Ну, так вы видите перед собой этого представителя, – широко улыбаясь, сказал Айлен

– Подумать только!

– Это же здорово!

Воскликнули почти одновременно несколько голосов.

– Теперь у Инзы большое будущее, – с удовлетворением заметил Сайгар.

– Пожалуй, надо скорей приобретать в вашем городе какое-то жильё. Как только пойдут слухи о строительстве, земля сразу подорожает, – констатировал Айлен, – рад, что некоторые из вас тоже связаны с этим проектом.

– Значит, ты к нам надолго? – поинтересовался Костан.

– Всё прояснится после встречи с Дикими. Я уполномочен Верховным возглавить переговоры и рассчитываю на вашу поддержку.

– Конечно. Всем, чем можем, поможем, – за всех пообещал Сайгар.

– Вот и отлично!

– А у меня особое задание, связанное с проектом только косвенно, – заявил Тип-Тилль.

– О  котором, ты, конечно, скромно промолчишь, – усмехнулся Илан.

– Да, пока промолчу, – подтвердил Тилль, принимая таинственный вид.

– Ох, уж эти мне маги со своими постоянными тайнами! – добродушно пожурил Сайгар. – Ладно, дела делами, а сегодня мы отдыхаем и я, как хозяин, запрещаю говорить о делах. Раз Айлен не спешит уезжать, успеем ещё всё обсудить. Дай-ка тебя как следует разглядеть. Хорош котище, ничего не скажешь! Наверное, от кошечек-то отбою нет? Стаями, наверное, бегают?

– Да уж, угадал. Не знаю, как и отбиваться, – усмехнулся Айлен.

– Мог бы и с друзьями поделиться, – пошутил Илан.

– Мы знаем, что у тебя оба брачных союза оказались неудачными. Сочувствуем, – сказал Костан. – На первом брачном пиру все мы были, а вот второй прошёл как-то незаметно. Потом друг у друга подробности узнавали. И этот брак распался неожиданно для всех.

– В то время у меня умер отец, и его последним желанием было – ускорить свадьбу. Поэтому она и прошла быстро, тихо и незаметно, – ответил Айлен, – Ну, а развод… Ну их, жён! Давайте лучше поговорим о чём-нибудь другом.

– Прошёл слух, что ты вскоре заключаешь новый брачный союз. Это так?

– Неужели? – удивился Айлен. – И кто же это распространяет про меня эти сплетни?

– Я же говорил, что этого не может быть! – воскликнул Илан и ввёл друга в курс дела:

– Твоя предполагаемая невеста – Анджелина Германдон. И она сама уже оповестила всех своих знакомых, что её будущий муж – Глава рода Дэйдрагонов. В Инзе она часто бывает у своей сестры.

Айлен зло прищурился. Наследнице из Правящего Дома не к лицу распускать слухи, когда не было никакой договорённости между Домами.

– Она уверяла, что твоя мать уже ведёт эти переговоры.

У Айлена пропало всё его хорошее настроение.

– Похоже, моя мать всё считает меня мальчиком. Вот пусть теперь сама и разбирается с этой ситуацией, а я ничего не знаю, и знать не хочу! И вообще, женщины должны знать своё место. Не хватало ещё манипулировать Главой Правящего Дома Дэйдрагонов!

Друзья облегчённо рассмеялись.

– Слава Богам! А мы уж было собрались выражать тебе соболезнования по этому поводу, – выразил общее мнение Костан.

– Что, она настолько плоха?

– Ну, это на чей вкус. Вообще-то красавица! Но настоящая хищница, и своего не упустит. Некоторым такие нравятся, – ответил ему Дернис, – она берёт на себя право самой решать, кого осчастливить в очередной раз, забывая спросить об этом самого «счастливчика». И получается, что на этот раз роль такого «счастливчика» была уготована тебе.

– Ты должен был её знать, – заметил Сайгар.

– Я встречался с ней всего пару раз на деловых переговорах с её отцом, он тогда вводил её в курс дел, как единственную свою наследницу. В то время девушка показалась мне приятной.

– Понятно. Кстати, она приглашена на сегодняшний вечер, и, возможно, в курсе, что ты тоже будешь здесь. Она ведь общается с твоей матерью.

– Лично я никому не докладывал, куда я отправляюсь и зачем.

– Значит, для неё твоё присутствие будет сюрпризом? Вот потеха! – развеселился Тилль, – но, кажется, на этот раз эта самоуверенная, наглая кошечка просчиталась. Это ж надо, замахнуться на самого Главу рода Дейдрагонов!

Айлен был страшно зол и не собирался такого никому прощать, ни своей матери, ни этой нахальной девице. Женщины зашли слишком далеко. Неужели он кажется им таким слабохарактерным? Возможно, у его матери и могло сложиться такое мнение, ведь при выборе обеих жён он принял совет родителей безоговорочно. Видимо, Лонда была уверена, что всё пройдёт гладко и на этот раз. Пришло время напомнить ей, что он давно повзрослел, и услуги такого рода ему больше не требуются. Только когда будет на то его желание, он сам, без чьей-либо помощи выберет себе жену. И, возможно, его выбор будет более удачным. А сейчас он не хочет об этом даже думать.

– Что за коварные существа эти женщины! У них у всех на уме – как бы подцепить мужа побогаче и познатней или покровителя, чтобы тянуть из него больше и дольше, – заметил с презрением Айлен.

– Что-то ты женщин совсем раскритиковал. Тебе не кажется, что это слишком? – возразил ему Костан.

– Нет, не кажется, поверь моему опыту. Женщин надо воспринимать, как развлечение, и не допускать ни к своему сердцу, ни к кошельку. Иначе останешься и без того, и без другого.

– Да, видимо, крепко тебя кошечки достали! Но не все же такие, – вступился за женский пол Сайгар. – Возьми мою Верену, к ней ничто не относится из того, в чём ты обвинил поголовно всех женщин.

Взгляд Айлена потеплел, – твоя жена исключение. Но таких приятных исключений мало, и глупо в жизни ориентироваться на них.

– А ты совсем в циника превратился, – сказал Костан.

– По крайней мере, женщине никогда мной не командовать. Моя женщина должна знать своё место, – заявил Айлен.

– Подожди, парень, вот встретишь когда-нибудь свою единственную, посмотрю, как замурлычешь, – подмигнул ему Сайгар.

Если бы Айлен мог предположить, что совсем скоро его душевное равновесие будет нарушено, и пророчество друга сбудется, он не был бы так категоричен в своих высказываниях.

– Конечно, когда-нибудь мне придётся вновь вступить в брак из-за наследников, но не думаю, что это произойдёт очень скоро.

– Я говорю совсем о другом, – заметил Сайгар.

– Только не говори мне о любви, я в неё всё равно не верю.

– Конечно, не каждому суждено её встретить, но счастлив тот, с кем это случится.

– Ты всё тот же неисправимый романтик, Сайгар, а Айлен в чём-то прав, – встал на сторону друга Илан, – лучше спокойно жить и развлекаться, не беря на себя никаких обязательств, а когда придёт пора остепениться, тогда и подумаем. Сейчас надо брать от жизни то, что она тебе предлагает.

– Ну, ты у нас известный любитель поразвлечься, – похлопал Илана по плечу Сайгар.

– Интересно, как он заговорит, когда познакомится с Лилианной? – обратился ко всем Костан.

– Только не пытайтесь свести меня с очередной кошечкой!

– Свести тебя с Лилианной!? Вот уж что действительно невозможно. Ею можно только любоваться, как произведением искусства. Не балует она вниманием нашего брата и держит на расстоянии.

– Она что, неприступная девственница или у неё другие предпочтения? – поинтересовался Айлен.

– Ни то, ни другое, – ответил Констан, – но, если бы у неё не было детей, все были бы уверены, что Лилианна неприступная, вечная девственница. А так – это тайна, покрытая мраком.

– Так у неё ещё и дети? – рассмеялся Айлен. – Увольте меня! Какая бы она не была красавица – она и в любовницы-то не очень годится с таким довеском. Свободных красавиц, с которыми можно приятно провести время, полно, а тут ещё двое детей!

– Трое, – поправил Сайгар.

– Трое! Сколько же лет вашей красавице? – продолжал веселиться Айлен, – и что это вдруг вы о ней заговорили? Видимо, в вашем городке скукотища, раз другой темы не нашли.

– Лилианна, можно сказать, наша местная достопримечательность – восхитительная красавица, полная тайн, разгадать которые никому не оказалось под силу. И ей всего только 22 года. Она появилась в нашем городке 6 лет назад, а через 7 месяцев родила трёх близнецов – двух мальчиков и девочку. Старый Алир, который дал ей приют, любил Лилианну, как родную дочь и всё своё имущество завещал ей. После его смерти она осталась жить в том же доме на окраине Инзы, у самых Диких гор. Вытянуть её на светский приём – большая удача, чаще она отказывается от приглашений, предпочитая оставаться дома с детьми. Но сегодня Лилианна обещала быть, Сонна уговорила её.

– Сонна? – переспросил Айлен

– Да, она ведь, кажется, твоя родственница со стороны матери? – спросил Сайгар.

– Раньше мы были с ней довольно близки, но я уже давно с ней не общался.

– Сонна – единственный человек, которого Лилианна подпускает к себе, они очень близкие подруги, – сказал Костан.

– Год назад, – продолжал рассказывать Сайгар, – Лилианне предложил брак правитель Родинга, Алазар Шербурин, и многие были уверены в том, что предложение будет принято. Делая нашей красавице предложение, он поставил какое-то условие, а когда получил отказ, сразу пошёл на попятный и был согласен уже на её любые условия, но неизменно получал отказ за отказом. Лилианна – сумасшедшая мать, и если это условие касалось её детей, то понятно, почему она ему отказала. Она никогда не допустит, чтобы её детей в чём-то ущемили. Правда, Сонна утверждает, что и без всякого условия Лилианна всё равно отказала бы Алазару. Но большинство всё-таки считают, что всё дело в детях.

– Ну, и оставьте свою красавицу в покое, пусть спокойно воспитывает своих детей, кроме неё вокруг много красивых свободных женщин.

– Такую очаровательную женщину мужчины никогда не оставят в покое, её сексуальная привлекательность от неё волнами расходится, искушая и не оставляя равнодушным никого из мужчин.

– И как же местные красавицы терпят такую соперницу?

– Лилианна ни для кого не соперница. За всё время, что она здесь живёт, никто из котов не переступил порога её дома. После того, как она отказала Алазару, за ней начал ухаживать не слишком знатный, но очень богатый торговец. Он обещал положить на счёт каждого из её детей по крупной сумме денег, вполне обеспечивающей их будущее. А самой Лилианне предложил очень выгодный брачный контракт. Но и он получил отказ.

– Но если она отказывается от таких выгодных партий, тогда, может быть, надеется на предложение от отца своих детей? – сделал предположение Айлен.

– Вряд ли, если за столько лет он ни разу здесь не появился. Скорей всего, его или нет в живых, или же они расстались давно и окончательно. Хотя, не представляю себе мужчину, который смог бы отказаться от такой женщины. За все эти годы Лилианна ни разу никуда не уезжала, и к ней тоже никто никогда не приезжал, ни писем, ничего.

– Вы могли и не знать.

– Что ты, – воскликнул Дернис, – её поклонники такую работу провели, от них бы ничего не скрылось. Пытались и о прошлом её узнать, но всё осталось покрыто мраком. А Сонна отшучивается и говорит, что женщина и должна оставаться загадкой для мужчин.

– Уж не был ли ты одним из её поклонников? – толкнул Дерниса шутливо в бок Тилль.

– Я смотрю, в вашем городе такие страсти кипят и всё вокруг одной женщины. Да стоит ли она того?

– Не преувеличивай. Сейчас только о проекте с Дикими и говорят. Да и твой приезд всколыхнул народ, особенно женский пол, – ухмыльнулся Сайгар. – А что касается Лилианны – она натура незаурядная и не только внешне. А такие люди, особенно женщины, всегда притягивают внимание; да ещё куча тайн, которые многим не дают покоя.

– Когда видишь эту женщину, – вмешался Дернис, – всё остальное отходит на задний план, и хочется только получать удовольствие от лицезрения её божественной красоты.

– Теперь я уверен, что ты точно относишься к её поклонникам, – улыбнулся Айлен. – Ладно, посмотрим на вашу местную незаурядность. Скорей всего, обычная красивая женщина, каких много, только с более высокими запросами. Каждая женщина имеет свою цену. Просто эта, возможно, стоит особенно дорого.

– Ты что же, совсем не веришь в порядочных, честных женщин? – спросил Сайгар.

– Не будем говорить об исключениях, таких, как твоя жена. А вообще – нет, не верю. Я живу без иллюзий и принимаю женщин такими, какие они есть, без всяких прикрас и соответствующе отношусь к ним. И ещё никто не жаловался.

– Когда-нибудь тебе встретится женщина, которая изменит твоё представление об отношениях между мужчиной и женщиной, – сказал Костан.

– Уж не намекаешь ли ты на вашу таинственную красавицу?

– Лилианну не трогай! Она не для таких циников, как ты.

– Это почему же не трогай? А вдруг она мне очень понравится? – усмехнулся Айлен.

– Ещё не было мужчины, который бы остался равнодушным к её красоте и обаянию, главное, чтобы ты ей понравился, а это вряд ли.

– Ну, вы меня заинтриговали! Да мне ещё ни одна женщина не отказывала. Я не настолько самонадеян, чтобы утверждать, что все они были влюблены в меня, но отказов я никогда не получал.

– Значит, этот будет первым, можешь начинать отсчёт, – захихикали Дернис и Костан.

– Я, кстати, тоже не знаком с вашей Лилианной. – заметил Тилль.

– Ну что, посмотрим, кто кого? – вошёл в азарт Айлен.

– Послушай, Айлен, – сказал Костан, – мы рассказали о Лилианне не для того, чтобы возбудить в тебе спортивный интерес. Забудь. Просто о ней невозможно не говорить. Все ждут её появления, как праздника, и немного возбуждены. Лилианну в нашем городе все любят, да её и невозможно не любить, кроме внешней красоты у неё и душа добрая. Не вздумай её обидеть!

– Да ладно, не беспокойтесь, не нужна мне ваша красавица, своих девать некуда. Мне, после всех этих разговоров, просто любопытно на неё взглянуть, – и оглянувшись вокруг, спросил: – И где же она?

– Ещё не появилась, – отозвался Сайгар.

– Когда появится, не забудьте мне её показать.

Все, кроме Тилля и Айлена, рассмеялись. Айлен недоумённо посмотрел на смеющихся друзей. Сайгар ответил на его молчаливый вопрос:

– Когда Лилианна появится, ты это сразу поймёшь.

– Даже так? Потрясающе!

– Да, да, не смейся. Пойдёмте-ка пока выпьем, отметим нашу встречу.

– Что-то говорит мне о том, что грядут великие события, и всех нас они коснутся, и всем нам уготовано своё место, – предрёк Тип-Тилль.

– Ну, раз Тилль что-то предвещает – держи ухо востро, – заметил Илан.

Весело перешучиваясь, компания отправилась к стойкам, где их ждали изысканные напитки.

– Может, расскажете о вашей последней космической экспедиции. Или это секрет? – и  Сайгар многозначительно посмотрел на троих друзей – Айлена, Илана и Тип-Тилля. – Хитрецы, думаете, до меня не дошли эти сведения? Мы с Костаном в обиде на вас, могли бы и о нас вспомнить.

– Собственно, никакой тайны, особенно для вас, здесь нет. Просто временно решили не афишировать данные, пока с ними подробно не ознакомится Верховный. На планете Земля, откуда мы недавно вернулись, и на которой когда-то потерпел крушение наш космический корабль, обнаружились потомки многих известных родов Кошара, среди которых есть Айсейлоры и Семилуоры.

– Вот это да! Семилуоры – это же давно исчезнувший древний род колдунов. О них ходило столько неправдоподобных слухов! Хотелось бы мне посмотреть на них! – загорелся Дернис.

– А я хотел бы увидеть потомков Айсейлоров – самых красивых представителей нашей планеты, тем более, если это женщина, – мечтательно проговорил Костан.

– Для этого никуда и летать не надо, достаточно взглянуть на нашу Лилианну, – заметил Сайгар, – волосы, глаза, да и все остальное, как у истинной Айсейлорки. У неё в роду однозначно были Айсейлоры и по мужской, и по женской линии, иначе и быть не может. Всем известно, какими повесами были мужчины этого рода. Немало своих потомков они оставили по всему Кошару, но редко у кого проявились их гены во внешнем облике. Только браки среди чистокровных представителей этого рода давали знаменитую красоту Айсейлоров.

Айлен надменно поднял бровь. – Значит, ваша красавица ещё и на родство с Айсейлорами претендует? Не удивительно, что она копается в своих поклонниках, имея такие амбиции. Ведь если её официально признают потомком Айсейлоров, она получит от правительства немалое содержание за заслуги перед Кошаром своих предков.

– Вот тут ты ошибаешься, – возразил ему Костан. – Когда Лилианне указали на её сходство с Айсейлорами, она посмеялась над этим предположением и заверила всех, что это просто случайное совпадение – генетика в очередной раз преподнесла сюрприз, и наотрез отказалась подавать прошение.

– Может быть, она уже подавала, но получила отказ? – не унимался Айлен.

– Ладно, хватит уже дискутировать на эту тему, вам осталось только ещё в котов превратиться и уже в этом виде продолжать выяснять отношения, – остановил своих молодых друзей Сайгар. – Расскажите лучше ещё об экспедиции.

– Ничего сейчас не могу пока сказать, но обещаю, что вы первые обо всём узнаете, – пообещал Айлен. – Возможно, что кто-то из вас будет включён в следующую экспедицию.

– Ага, значит, будет и следующая? – обрадовался Костан.

– Обязательно будет, и даже в самом скором времени, – подтвердил Айлен.

– Давайте-ка, я вам лучше пару анекдотов расскажу, которые на Земле в ходу,– предложил Илан.

– А что это такое – анекдоты? – спросил Дернис.

Кошарцы, побывавшие на Земле, заулыбались.

– Сейчас узнаете, – ответил Илан, – в общем, это такие коротенькие юморные истории. Тилль, расскажи, у тебя хорошо получается.

Тилль упираться не стал и приступил к рассказу:

– Говорит кошка коту: «Давай играть в прятки. Если ты меня найдёшь, то я тебе отдамся, а если нет – то я в шкафу».

Все весело рассмеялись, анекдот понравился.

– Вы обещали ещё один, – напомнил Костан.

– Ну, раз обещали, слушайте, – Илан пригубил из бокала вино и начал сам рассказывать следующий анекдот: – Везёт солдат адмирала на совещание, а на дороге затор, того и гляди, опоздают. Чтобы успеть, надо нарушить правила, а солдат боится. Тогда адмирал сам садится за руль и гонит на повышенной скорости прямо по тротуару. Останавливает его страж порядка, адмирал выходит из автомобиля, тот сразу под козырёк – не смею, мол, задерживать. А когда машина отъехала, передал дальше по трассе, чтобы не останавливали. «А кто едет-то?» – спрашивают его. «Не знаю, кто едет, но шофёром у него адмирал!»

За разговорами и шутками время пролетало быстро. Неожиданно Айлен почувствовал, что атмосфера в зале изменилась.

– Вот, наконец, и Лилианна. Как хозяин, я должен встретить вновь прибывших, – и приветливо улыбаясь, Сайгар быстрым шагом, но не теряя при этом достоинства, направился к группе из трёх человек, которые в это время входили в зал.

– О небо! До этого момента я и не знал, что среди смертных встречается такая красота! – воскликнул Тилль.

Айлен, заинтригованный, вслед за всеми повернул голову, чтобы взглянуть на припозднившихся гостей. Он поднёс к губам бокал с вином, отпил глоток и присмотрелся к двум женщинам, которых сопровождал пожилой кошарец. В мужчине он узнал правителя Инзы, по левую руку от него стояла его дочь Сонна, с которой Айлен в ближайшее время собирался выяснить отношения и узнать, почему в последние годы она избегала его и не принимала приглашений, которые посылала ей его мать, Лонда. За то время, что они не виделись, Сонна мало изменилась – такая же стройная, с длинными чёрными волосами и живыми золотистыми глазами. Она всегда привлекала к себе мужские взгляды. Но в данную минуту внимание всех присутствующих было направлено совсем на другую женщину. Когда Айлен перевёл глаза на её спутницу, он испытал настоящий шок! Несмотря на прошедшие шесть лет, он сразу узнал свою бывшую возлюбленную. Это была Лили, которую он, правда, не очень настойчиво, одно время пытался разыскать. Вот, значит, где она всё это время скрывалась. Сонна, конечно, была в курсе их связи. Не этим ли объясняется нежелание его родственницы с ним встречаться?

В какую же роскошную женщину превратилась его скромная девочка! Даже на расстоянии, он почти физически ощущал её невероятную эротичность. В прошлом его привлекала её молодость, невинность, бескорыстная влюблённость в него, да и в постели Лили не оставляла его равнодушным, несмотря на её неопытность.

Но сейчас…! Сейчас перед всеми стояла ослепительной красоты женщина, которая держалась с элегантной непринуждённостью и обращала на себя взоры всех находившихся в зале, не только мужчин, но и женщин. И если у мужчин во взгляде было восхищение, смешанное с вожделением, то взгляды женщин выражали совсем другое. Никто не остался равнодушным к появлению этой неотразимой красавицы. Айлену вспомнились слова, совсем недавно сказанные Костаном – что такую женщину мужчины никогда не оставят в покое.

Айлен был совершенно не готов к тому воздействию, которое на него оказало появление Лилианны. Понимает ли она сама, что делает с мужчинами? Он смотрел и не мог понять – притворство ли это, доведённое до совершенства, или она на самом деле не в курсе, что творится с их братом в её присутствии. От Лили просто невозможно было отвести взгляда. Чтобы не смотреть на неё, необходимо было приложить немалое усилие, на которое просто не было сил, да и желания тоже. В зале не было ни одного мужчины, который смотрел бы в другую сторону. Женщин же мирило с ней то, что она выказывала полное равнодушие к знакам внимания со стороны противоположного пола, вежливо всем улыбаясь, но ни с кем не кокетничая, даже в безобидной форме. Женщины даже беззлобно подшучивали над теми из мужчин, которые ещё надеялись добиться благосклонности неприступной красавицы. В этот момент Лилианна улыбнулась и звонко рассмеялась какой-то шутке Сайгара. Айлен, словно заворожённый, смотрел на смеющуюся Лили и спрашивал себя, – «как он мог уйти от такой женщины, куда вообще он смотрел?». Конечно, он знал ответ на этот вопрос. В его распланированном будущем не было тогда места для Лили. Как же он был слеп! Слишком он был сосредоточен на своём долге перед родителями и перед родом, ошибочно понимая его. И ещё был слишком самоуверен и амбициозен, чтобы признаться даже самому себе, что впал в зависимость от своих чувств к женщине. Пора было признать, что с тех пор, как он расстался с Лили, его полностью не удовлетворяла ни одна женщина. Что же он наделал тогда? Потерял столько времени с двумя амбициозными дурочками, которым нужны были только его имя, деньги и положение в обществе. И даже детей они не захотели ему родить, вспоминать об этом было больно, даже сейчас. Что он сделал со своей жизнью? Но как же хороша, его Лилианна! Нет, уже не его. И Айлен, прервав свои размышления, незаметно присмотрелся к окружающим, пытаясь определить, кто же из присутствующих мужчин имеет права на эту красавицу. То, что она одна и не имеет покровителя, Айлен не верил. Просто она достаточно умна и осторожна, чтобы афишировать свою связь, тем более, если её любовник состоит в браке. Он постарался вспомнить, что ему рассказывали про неё. Если бы он знал, что Лилианна – это и есть его Лили, то слушал бы более внимательно. Видя, какими голодными глазами смотрят мужчины на Лилианну, он вдруг испытал чувство собственности, на которое теперь не имел никакого права. «Чего бы мне это не стоило, но Лили опять будет со мной», – пообещал он себе. Если у неё осталась хоть капля тех чувств, которые она испытывала к нему когда-то, то ещё не всё потеряно. Ведь не зря же говорят, что женщина никогда не забывает своего первого мужчину. О тех мужчинах, которые были у Лилианны после него, он старался не задумываться, хотя не думать об этом было сложно, зная, что у неё есть дети, и они от другого мужчины.

На Лилианне было тёмное, почти чёрное с зелёным отливом платье из тонкого шёлка, которое словно струилось по её удивительно гармоничной фигуре, подчёркивая соблазнительные формы. Глядя на неё, трудно было представить, что перед вами мать троих детей. Волосы были забраны назад, и гладкая причёска подчёркивала классические черты лица и оставляла открытой красивую шею, украшенную тонкой золотой цепочкой. Айлен, наконец, увидел натуральный цвет её волос, они напоминали золотистый морской песок, сверкающий в свете множества светильников. Со спины вперёд, была переброшена широкая, густая прядь волос, доходившая до талии и перевитая золотым шнуром, усыпанном россыпью мелких азонитов. Таким же шнуром был отделан вырез платья и боковой до бедра разрез юбки. Никаких других украшений на ней не было. Но она и сама являлась яркой драгоценностью, не имеющей цены.

Лилианна была потрясена неожиданным появлением своего бывшего и единственного возлюбленного, но ей удалось взять себя в руки и не показать своей реакции. Время мало изменило его. Всё такой же потрясающе красивый и элегантный, и, надо отдать должное, он стал более мужественным и являл собой образец настоящего сексуального самца. Причёска стала более короткой, чем в дни их встреч, и не было длинной густой гривы, которую она любила перебирать своими нежными пальчиками, лаская его.

«Почему он здесь появился? – задавала она себе вопрос. – Не связано ли это с детьми? Неужели он что-то узнал или догадался? Надо как можно скорей поговорить с Сонной».

Костан, внимательно следивший за Айленом, и видевший, какое впечатление произвела Лилианна на его друга, насмешливо спросил:

– Ну, что же ты молчишь?

Тот, поглощённый своими размышлениями и не сводивший глаз с Лили, даже не сразу понял, о чём его спросили. В этот момент к ним как раз подходил Сайгар со своей супругой и вновь прибывшими гостями, намериваясь представить друг другу тех, кто ещё не был знаком. Отец Сонны немного отстал, задержанный кем-то из гостей.

– Лилианна, позволь тебе представить моих близких друзей. С Иланом, Дернисом и Костаном ты уже знакома, а вот двух других, думаю, видишь впервые. Этот блистательный красавец, – и он кивнул на Айлена, – наш знаменитый герой Айлен Дэйдрагон, а это, – и  Сайгар подружески притянул молодую женщину к себе поближе, – Лилианна, гордость нашего города! Где ещё вы найдёте такую восхитительную красавицу?

– Очень приятно, это большая честь для меня, – произнесла Лилианна спокойным голосом.

– Ну, что вы, это Вы оказываете мне честь – быть представленным такой красавице. Не успел я появиться в вашем городе, как только и слышу, что про вашу красоту и неприступность, – с иронией произнёс Айлен, и слегка прищурив глаза, вдруг сказал неожиданно для всех и самого себя. – Но, мы, кажется, знакомы?

На мгновение все замерли, переваривая услышанное, а Айлен бесцеремонно оценивающе осмотрел Лилианну с головы до ног. Если он хотел этим шокировать её и вывести из равновесия, то у него ничего не вышло. Лилианна уже давно выработала иммунитет против таких оценивающих, раздевающих взглядов, она просто старалась их не замечать, и вполне преуспела в этом.

– Ну, разве на Кошаре найдётся хоть одна красавица, с которой не был бы знаком Айлен Дэйдрагон, – шутливо произнёс Тип-Тилль, слегка разрядив обстановку.

Это помогло Лилианне придти в себя после неожиданного заявления Айлена.

Вот уж чего она никак не ожидала! Но, сумев быстро взять себя в руки, она произнесла равнодушным голосом, выведя этим его ещё больше из себя:

– Да, кажется, вспомнила – нас как-то познакомили на одной студенческой вечеринке. Но с тех пор прошло много времени. Это было мимолётное знакомство, поэтому я удивлена, что господин Дэйдрагон запомнил меня.

– Ну, что Вы! Да разве можно забыть такую богиню! – воскликнул Тилль. – И поскольку никто не собирается меня представлять, позвольте представиться самому, – и, поклонившись, произнёс, – Тип-Тилль – практикующий маг.

– О! Как интересно! – отозвалась Лилианна, – давно я не общалась с магами.

– Всегда к Вашим услугам! Я ещё не прошёл полного обучения, но готов, если смогу, ответить на интересующие Вас вопросы.

Лилианна ухватилась за возможность покинуть группу друзей, – Думаю, нас извинят, если мы некоторое время пообщаемся наедине – мне действительно хотелось бы получить ответы на кое-какие вопросы.

– Желание такой красавицы для меня закон! – и Тилль, предложив Лилианне руку, гордо повёл её к креслам, стоящим под развесистыми пальмами в примыкающей к залу комнате. Через некоторое время Тилль вернулся один.

– А где же ты потерял нашу богиню? – обратился к нему Костан.

– Её утащила Сонна – сказала, что у неё неполадки с причёской и попросила Лилианну помочь её.

– Обычные женские хитрости, – заметил Илан, – наверное, хотят пошептаться и кое-кого обсудить, и он покосился на Айлена, который разговаривал в это время с правителем Инзы.

Через некоторое время Айлен вернулся к своим друзьям.

– Интересно, как же так оказалось, что ты в своё время пропустил такую женщину? – спросил Илан, – представляю, какой она была прелестной девушкой в шестнадцать лет.

– Почему шестнадцать? Она говорила, что ей уже восемнадцать! – заволновался Айлен.

Илан рассмеялся. – А ты не знаешь, что молоденькие девушки склонны преувеличивать свой возраст. Это когда им уже за тридцать, они хотят быть моложе. А юным кошечкам не терпится скорее стать постарше.

Айлен задумался, поднеся к губам, бокал с вином – это уже был третий за вечер. Если Лили было тогда только шестнадцать лет, то получается, что он соблазнил почти ребёнка. Хотя, если быть откровенным, то эта девочка, как опытная соблазнительница, сумела увлечь его, взрослого мужчину. Тогда он в мгновение ока потерял голову, и забыл про свое приближающееся бракосочетание. Но ни на одно мгновение в жизни он не пожалел об этом. Айлен вспомнил о том, как он был удивлён, что его нежная и, одновременно, раскованная в постели подруга, оказалась девственницей.

– Так почему же ты тогда прошёл мимо, а? – переспросил Илан.

– В то время я готовился к свадьбе с Гертиной и не обращал внимания на других женщин, – покривил душой Айлен.

– Послушай, Айлен, а ты ведь мог знать отца её детей. С кем она тогда встречалась? – полюбопытствовал Дернис.

– Не могу удовлетворить твоё любопытство – в тот вечер она была с подругами, а потом я её не встречал.

– Значит, действительно, мимолётное знакомство, – разочарованно вздохнул Дернис.

В это время заиграла музыка, и начались танцы. Мужчины начали приглядываться к возможным партнёршам, и Айлен, воспользовавшись этим, незаметно выскользнул из зала. Вернее, это он думал, что незаметно, но Костан внимательно посмотрел ему вслед – его насторожило поведение этого избалованного женским вниманием красавца. Хотя Айлен был надёжным другом, что не раз доказывал на деле, в отношении женщин он проявлял удивительное легкомыслие, и о его похождениях ходило немало слухов, один живописнее другого.

Костан старался успокоить себя, – «с ней Сонна, а она не даст подругу в обиду, да и сама Лилианна сумеет постоять за себя. Эх, не к добру мы раззадорили этого повесу!» Насколько Костан знал Айлена, тот всегда любил трудные задачи, что в делах, что в развлечениях, и никогда не отступал, пока не добьётся своего. Неприступность Лилианны только ещё больше привлекла его, но Костан был уверен, что, несмотря на шарм Айлена, который всегда действовал на кошечек безотказно, на этот раз его другу ничего не светит.

Костан когда-то сам ухаживал за Лилианной и имел вполне серьёзные намерения. Хотя он и не был так баснословно богат и знатен, как Глава рода Дэйдрагонов, но мог бы неплохо обеспечить свою семью, и род его был достаточно уважаемым и известным на Кошаре. Костан Коренис считался неплохой партией, и его довольно часто осаждали назойливые мамаши, искавшие выгодную партию для своих дочек.

От Лилианны он получил вежливый, твёрдый отказ, так же, как и все другие её поклонники, но, в отличие от них, сумел остаться её другом. Всем своим поведением он сумел убедить ее, в то время совсем ещё молоденькую девушку, что уважает это решение и принимает его. В некоторых случаях он оказывался полезным двум подругам, и они частенько стали приглашать его с собой на вечерние прогулки на своих крылатых. Но встречались они только втроём, иногда приглашая и ещё кого-то, чтобы не возникало никаких разговоров. Инза – городок маленький, и новости распространялись мгновенно, а сплетни им всем были ни к чему.

 

   

пришлите свои отзывы или пожелания

Page created by Larissa Kulbatskaya
Copyright 2011 All Rights Reserved.