КНИГА ПЕРВАЯ              ЧАСТЬ ПЕРВАЯ           ГЛАВА ШЕСТАЯ

Тамара  Емельянова 

"Потомки Загадочной Расы"


главная

об авторе

 

книга первая часть I

 

книга первая часть II

 

книга вторая часть I

 

 

книга вторая часть II

 

 

книга третья  часть I

 

книга третья  часть II

 

Глава 6

    Ближайший родственник и друг –
    Верховный Правитель Кошара,
    Единственный, к кому душа
    Стремится, доверяя.

По приезде в Эларию, столицу Кошара, Айлен зашёл к своему дяде Ринарису, Верховному правителю Кошара.

– Айлен, рад тебя видеть. Скоро погуляем на твоей свадьбе?

– Да, семьи договорились, и уже назначен день торжественной церемонии. Брачный браслет для невесты давно готов.

На Кошаре во время проведения бракосочетания новобрачные обменивались браслетами, которые изготавливались из ценных металлов и украшались драгоценными камнями. На крышечке среднего полого звена с помощью гравировки изображался родовой герб, а внутрь можно было поместить миниатюрный портрет супруга или супруги, либо какую-то реликвию. Будущий муж получал браслет с гербом рода невесты, а будущая жена – браслет с гербом жениха. В случае развода браслеты возвращались.

Брачные браслеты до начала обряда проходили магическую обработку, получая после этого способность уменьшаться, и при принятии кошачьего облика оставались на лапе, плотно её обхватывая. Об одежде вообще никто не беспокоился – магия и здесь оказалась на высоте: ещё при изготовлении ткани и фурнитура проходили специальную обработку. Этим, с точки зрения магии, лёгким делом, обычно занимались ученики первого года обучения из Академии магических искусств. Если ты вошёл в кошачий образ, будучи одетым, то, вернув себе человеческий облик, оставался в той же одежде.

– Как обстоят дела у законников?

– Как раз готово к выходу дополнение к закону о наследовании.

– О чём же оно?

– Уравниваются права законнорожденных и незаконнорожденных детей, но только в том случае, если они официально признаны отцом.

– Имущественное право?

– Нет, все права.

– Что ж, я думаю, это справедливо. Власть должна переходить по способностям, а не по старшинству или праву рождения. А как отношения с нашими соседями?

– Ты имеешь в виду Диких? Лучше и не пожелаешь. После войны, на которой мы сражались бок о бок, защищая Кошар, они резко пошли на сближение. Дикие ведь всегда жили обособленно. Ненависти к нам они никогда не испытывали, но и к общению особенно не стремились. При встречах возникали, правда, небольшие потасовки, но серьёзных стычек было немного. Прошедшая война изменила и Диких, и нас, отношения между нами, Слава Богам, пошли на улучшение. Теперь они посылают молодёжь на учёбу в наши учебные центры, а раньше образование у Диких получали только наследники родов. Так что прогресс налицо. Я рад таким изменениям, давно мечтал о тесном сотрудничестве с Дикими.

Местом обитания Диких были Дикие горы, по которым и получили название кошарцы, с древних времён обитавшие там. Жили они в долинах, расположенных между горами. Благодаря своеобразному ландшафту, рода Диких проживали на значительном удалении друг от друга, а горы создавали природную границу между их владениями. В далёкие времена предки Диких жили в пещерах, созданных самой природой. Впоследствии, научившись обрабатывать скальные породы, они превратили свои жилища в грозные и неприступные замки. Внешне суровые и немногословные, словно выточенные из камня воины имели одну слабость. Они обожали роскошь, и внутри их замки поражали воображение. Разнообразные фонтаны, воду для которых подводили из горных речек, украшали их сады, в которых можно было встретить все виды растений, растущих на Кошаре, и даже привезённых с других планет.

Дикие удивительнейшим образом сочетали новейшие технологии со старинным укладом жизни. До сих пор в ходу были многие древние обычаи. Но всё же, особенно после окончания войны, новые веяния стали проникать и в Дикие горы.

– Законы у Диких во многом отличаются от наших, – продолжал разговор Ринарис, – например, у них нет тюрем. Если доказано преступление, то совершивший его становится на определённый срок рабом и всё это время ему не дают кош-травы. И только по истечении срока он может вернуться к нормальной жизни.

– Лишение кош-травы, пожалуй, самое ужасное наказание. Хотя мы сейчас и не так часто, как в древности наши предки, пользуемся возможностью использовать свой второй облик, но одно только сознание того, что ты этого не сможешь, повергает в ужас.

– Да, – согласился Ринарис, – это всё равно, что лишиться своего второго «я», потерять половину себя. Кстати, для нашего последнего дополнения к закону о наследовании мы кое-что у них позаимствовали.

– А что именно?

– Если нет завещания, то наследником становится старший сын, но Глава рода при жизни может назначить своим преемником любого из детей: младшего, среднего, старшего или даже одного из незаконнорожденных, вне зависимости от пола.

– Видимо, соблюдением этого закона и объясняется тот факт, что у Диких почти не бывает слабых предводителей. Назначение Главой рода осуществляется не по праву рождения, а исходя из тех качеств, которыми должен обладать истинный вождь. У них, по крайней мере, есть выбор. Во время войны с крысаками Дикие неплохо себя показали.

– Неплохо – это не то слово! – воскликнул Ринарис, – как только они вступили в войну, крысаки начали отступление, и вскоре война была закончена. А их псы! Ты видел их в деле? Это же фантастика! Даже их женщины держат прошедших полное обучение крылатых. Это не домашние, избалованные любимчики наших женщин, а настоящие боевые псы. И сражаются их женщины наравне с мужчинами. Даже маги в чем-то превосходят наших, иногда откалывают такие штучки, что Высшая коллегия не всегда может разобраться.

– Ты знаешь, дядя, меня всегда интересовали их крылатые боевые псы. Они крупнее и выносливее наших, имеют больший размах крыльев.

– Да, и более злые, и неуправляемые, – с иронией отозвался Ринарис.

– Они становятся такими, когда попадают к нам, даже щенками. Но с Дикими у них полное взаимопонимание, словно в их генах заложено подчинение только Диким.

– В своё время, чтобы влить свежую кровь, сделать поголовье более крепким и выносливым, пробовали скрещивать их породу с нашими породами. Самое интересное, что у Диких только одна порода крылатых, а у нас – несколько.

Айлен слушал с большим интересом, об этом он слышал впервые.

– Так вот, – продолжал Ринарис, – взяли породу, которая используется в служебной деятельности, как раз ту, которая участвовала в войне и неплохо себя показала. Использовали сначала вводное, а затем поглотительное скрещивание. Но только в четвёртом поколении смогли получить, и то не стопроцентно, желательный фенотип и более-менее послушных животных. Но в последующих поколениях начали терять то, чего добились с большим трудом – псы становились мельче. Однако после войны работы возобновились, и наши селекционеры-энтузиасты не унывают. Думаю, в конце концов, они добьются успеха. Тем более, что сейчас и обстановка благоприятная, Дикие во многом идут нам навстречу. А твой пёс, Айлен – это ведь подарок Вальдегара Рэддингтона?

– Да, мой Арктур от Диких, и у нас с ним полное взаимопонимание. Ни разу он меня не подвёл, хотя и очень молод – всего четыре года. Мы с Вальдегаром учились на одном курсе и здорово подружились, а при расставании обменялись подарками. Я подарил ему кинжал из своей коллекции – у меня попадаются иногда двойные экземпляры, а этот как раз был для охоты на зургасов. Реддингтон был очень доволен и сделал ответный подарок. Когда он принёс мне щенка, я был просто в восторге.

– Поразительно, что он тебя слушается, это исключительный случай.

Айлен со смехом рассказал:

– Когда Вальд отдавал мне малыша, то что-то прошептал ему на ухо, щенок обнюхал и облизал мои руки, и после этого «обряда» никаких проблем.

– Да, эти Дикие иногда своим поведением ставят нас в тупик. Может твой Арктур чует в тебе кровь Диких?

– Объясни! – Айлен был заинтригован, – мне никогда не говорили об этом.

– Твои родители – снобы! Вместо того чтобы гордиться прилитием крови Диких в своём роду, скрыли даже от тебя, своего наследника, этот факт.

– Дядя, расскажи мне, – у Айлена загорелись глаза.

– Твой прадед, Лайкар Дэйдрагон, был известный сорвиголова! Он был единственным, кто смог выкрасть у Диких себе невесту. Обычно всё было наоборот, Дикие воровали наших девушек. Но прадед твой отличился! Он влюбился в прелестную юную кошечку из знатного, но немногочисленного и обедневшего рода Диких. Девушка ответила ему взаимностью, и Лайкар организовал побег. Её брат помчался со своими воинами за беглецами, но крылатые твоего прадеда славились своей скоростью и выносливостью, и влюблённые успели скрыться за высокими, крепкими стенами вашего родового замка. Впоследствии оба рода помирились, большая роль в этом принадлежит твоей прабабке, которая была без ума от своего супруга. Лайкар выплатил большой выкуп её роду, так что все в итоге остались довольны. А один из поэтов того времени посвятил стихи твоему прадеду. Где-то у меня был сборник его стихов.

Ринарис подошёл к полкам с книгами, пробежался по ним глазами сверху вниз и, найдя сборник, открыл нужную страницу и протянул Айлену, который с большим интересом начал читать:

Любовь сегодня празднует триумф!
Весь род собрался в грозном замке.
Вновь отличился храбрый вождь,
Лайкар из Дэйдрагонов!
Украл себе невесту с Диких гор.
То случай небывалый!

Крылатые псы влюблённых умчали,
Отстала большая погоня.
Так пейте, веселитесь Дэйдрагоны,
Вождя с его подругой восхваляя!

– Он очень рано умер, мой прадед, – грустно заметил Айлен, прочитав стихотворение.

– По натуре Лайкар был жутким экстремалом, и развлечения его часто становились очень опасными. В результате погиб он совсем молодым. Но его жена всё же успела обеспечить род Дэйдрагонов наследниками мужского пола. Младенцы родились, правда, с небольшой задержкой, из-за чего стали распространяться нежелательные слухи, но их быстро пресекли.

– И что же это были за слухи?

– Шептались, что сразу после смерти мужа твою красавицу прабабку утешал один из Айсейлоров, в котором, кстати, – правда, очень далеко, – текла кровь Дэйдрагонов. Но так как оба ребёнка родились черноволосыми, и не несли в фенотипе цвета Айсейлоров, то всё постепенно забылось. Старший, Тирен, по характеру совсем не походил на Лайкара, его интересовала только наука, и он отказался от права возглавить род в пользу младшего брата – твоего деда. Правда, когда в одной из научных экспедиций его группа столкнулась с крысаками, Тирен проявил такие чудеса храбрости, что все тут же вспомнили, чей он сын. И никто не вспомнил, что тот Айсейлор тоже был известен своими подвигами.

– Потомки старшего брата – только девочки? – спросил Ринарис Айлена.

– Да, и младшая была такая сорвиголова! Если бы Лайкар увидел эту непоседу, он был бы в восторге от такого сгустка энергии.

   

пришлите свои отзывы или пожелания

Page created by Larissa Kulbatskaya
Copyright 2010 All Rights Reserved.