КНИГА ПЕРВАЯ             ЧАСТЬ ПЕРВАЯ            ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Тамара  Емельянова 

"Потомки Загадочной Расы"

главная

об авторе

 

книга первая часть I

 

книга первая часть II

 

книга вторая часть I

 

 

книга вторая часть II

 

 

книга третья  часть I

 

книга третья  часть II

 

Глава 22

    Два друга встретились,
    Чтоб снова разойтись.
    Один с Землёй ещё расстаться не готов.
    Другой уже Кошаром грезит наяву!

Дима, племянник тёти Зины – Васькиной хозяйки, работал в одном секретном учреждении, которое часто проводило операции совместно с милицией. Судя по тому, как к нему относилось начальство, оперативником он был хорошим. У Димы было развито какое-то особое чувство, с помощью которого он мог предвидеть надвигающуюся опасность и вовремя избегать её, за что и получил прозвище «Везунчик». Бывали случаи, когда звонили из соседних подразделений и просили Диму «взаймы».

Ещё Дима обладал удивительной способностью становиться невидимым, но только буквально на одно короткое мгновение. Но в его работе бывало и этого вполне достаточно для положительного исхода операции. Дима тщательно скрывал свои уникальные способности от окружающих – он не собирался становиться подопытным кроликом. Когда это произошло впервые, Дима страшно перепугался, так как стоял в этот момент перед зеркалом, но со временем, научившись контролировать эту свою способность, даже стал получать удовольствие. А о пользе, при его-то работе, и говорить нечего

Однажды Дима допустил оплошность, и его напарник увидел, что тот вдруг исчез, а появился только через несколько секунд уже за спиной преступника. Но Гена, слава Богу, решил, что исчезновение ему померещилось, и объяснил себе произошедшее на его глазах быстротой реакции и скоростью напарника. Дима, естественно, не возражал, но на просьбу Гены научить и его, ответил, что научиться можно, но только, если тренироваться с детства. На том разговор и закончился.

Дима весьма неохотно распространялся о своих подвигах, но иногда кое-что рассказывал тёте Зине. А Васька, тётин сибирский кот, с большим удовольствием слушал его рассказы и очень гордился Димой. Особенно ему понравилась одна история, когда тот выручал двух девушек, взятых в заложницы вместе со своим породистым сиамским котом. История была трагикомическая, и сам Дима, когда рассказывал, и тётя Зина хохотали до слёз, а Васька, улыбаясь в усы, представлял эту сцену и мечтал быть Диминым напарником, что, увы, было неосуществимо. Ещё Васька знал его тайну. Он догадывался, после того как кое-что узнал у Зик-Мура, почему Дима имел необъяснимую тягу к кошачьему племени. Сам Дима считал это не совсем достойным мужчины, но поделать с собой ничего не мог. Он тщательно скрывал от всех, особенно от сослуживцев, свою слабость, но не от своей любимой тётки. Каждую неделю, приезжая её навестить, он охотно выслушивал истории о Васькиных проделках и похождениях, получая от этих рассказов искреннее удовольствие и выспрашивая подробности.

Был у Димы друг, с которым они были знакомы ещё со школьного возраста. У Александра родители погибли, когда ему было три года, и жил он вдвоём с бабушкой. Ребята ходили вместе в школу и занимались в спортивной секции восточных единоборств. Когда они оканчивали школу, перед самым выпускным вечером случилось несчастье. Вечером, возвращаясь домой после спортивных занятий, они неожиданно оказались вовлечёнными в драку. Трое парней приставали к девушке, и друзья вступились за неё. У одного из хулиганов оказался нож, и он как раз сцепился с Александром. Пока Дима отбивался от двоих других, случилось непоправимое. Александр, отводя от себя нож, вывернул руку так, что нападавший, поскользнувшись, напоролся на свой же нож. Девушка, пока шла драка, успела убежать. Свидетелей не было, и на суде подонки, напавшие на девушку, дали показания против Димы и Александра, утверждая, что никакой девушки не было, и на них самих было совершено нападение, в результате чего их друг попал в больницу.

Александр был осуждён, и провёл за решёткой несколько лет. Дима не бросал друга – постоянно писал ему письма, посылал посылки и навещал его бабушку, за что та была ему очень благодарна. Но Александр отвечал редко и за несколько лет написал всего несколько писем. Но Дима не обижался и продолжал писать письма другу. Пока Александр отбывал срок, бабушка его умерла, и остался он один на всём белом свете. Дима похоронил Клавдию Петровну, собрал все её немногочисленные пожитки и отнёс в свою квартиру. Там они и лежали, дожидаясь возвращения её внука.

Когда срок заключения подошёл к концу, Дима оформил на работе отгулы, которых у него накопилось немало, и поехал встречать своего друга, хотя и пришлось направиться далеко на северо-восток. Для него было очень важно, чтобы, выйдя из ворот тюрьмы, Александр увидел перед собой родное дружеское лицо. В первое мгновение, когда он встретил вышедшего из проходной Александра, Диме показалось, что это не его друг, а совершенно чужой человек – тяжёлый колючий взгляд, чуть кривоватая, словно вынужденная, улыбочка.

– Не ожидал. А как на твоей оперативной работе отнесутся к тому, что ты с бывшим уголовником общаешься? Как бы это твоей карьере не повредило, – с усмешкой проговорил Александр.

Но за этой усмешкой Дима почувствовал притаившуюся надежду и сдерживаемую радость.

– Ну, здравствуй, – произнёс Дима, подходя к другу и обнимая его, – о моей работе не беспокойся, я им нужен больше, чем они мне. А если полезут не в своё дело, распрощаюсь без всякого сожаления.

Александр промолчал и только крепче сжал в объятиях своего настоящего друга.

– Пойдём! У меня здесь машина – у местных оперативников одолжил. А билеты на самолёт у меня в кармане.

– Ну, ты и быстрый! Я уже настроился, что месяц до дома буду добираться на перекладных.

И друзья быстрым шагом направились к ожидавшей их машине.

Александр в школьные годы, несмотря на занятия спортом, был худым, как щепка, с тонкими руками и ногами, но уже тогда отличался высоким ростом. Сейчас же его было не узнать: высокий, широкоплечий, мускулистый – откуда только что взялось. Тяжёлая работа хоть и не доставляет удовольствия, но мускулы наращивает лучше любого протеина.

– Чем думаешь заняться? Есть уже какие-нибудь планы? – поинтересовался Дима.

– Сначала нужно о жилье подумать. Бабушкину квартиру ведь забрали.

– Придумаем что-нибудь, а пока поживёшь у меня. Моя мать ведь второй раз замуж вышла и уехала к своему супругу в Волгоград. Так что теперь у меня на одного – трёхкомнатная квартира, и не какая-то там малогабаритка, а общей площадью девяносто семь квадратных метров.

Александр удивлённо присвистнул и согласно кивнул головой:

– Тогда я принимаю твоё предложение, конечно, если оно не из вежливости сделано.

– Обижаешь!

Дима взглянул на сидевшего рядом Александра и тихо сказал:

– Я очень рад, дружище, что ты, наконец, на свободе. Я, наверное, так же, как и ты, весь последний месяц дни считал до нашей встречи.

Александр, сдерживая свои эмоции, отвернулся к окну и, помолчав немного, сказал:

– Ты, знаешь, Дим, я бы, честное слово, не обиделся, если бы ты не приехал и не захотел общаться со мной. Но ты оказался настоящим другом. Ценю. А на твой вопрос, я, откровенно говоря, не знаю, что и отвечать. Даже и не думал – мечтал только об одном, поскорей оказаться на воле.

– На воле… – повторил Дима, – слово то какое ёмкое – Воля!

Александр покосился на друга:

– Давай только договоримся – пока никаких расспросов. Когда будет настроение, сам всё расскажу.

– Хорошо, договорились.

– Давай, рассказывай, как там в столице? Как тётя Зина?

Всю дорогу до аэропорта друзья проговорили. Впрочем, говорил, в основном, один Дима, а Александр с интересом слушал. В Москву прилетели поздно вечером и сразу отправились к Диме на квартиру. Они так устали, – сказывались, видимо, и дорога, и нервное напряжение, – что, перекусив на скорую руку и выпив водочки за освобождение и за встречу, завалились спать, и проспали почти до полудня следующего дня. У Димы оставались ещё два дня отгулов, и они посвятили всю вторую половину дня хождению по магазинам, покупая для Александра подходящую одежду. Добравшись только к девяти вечера до дому, они разместили купленную одежду по шкафам и облегчённо вздохнули. Критически оглядев Александра с ног до головы, Дима удовлетворённо сказал:

– Годится! А теперь неплохо бы обмыть покупочки. Что тут у нас имеется? – и он выложил на стол принесённые ими продукты.

Затем, подойдя к холодильнику, достал бутылку водки «Старая Москва» и тоже поставил её на стол, добавив туда же извлечённые из холодильника помидоры и малосольные огурчики. Друзья, наконец, сели за стол.

– За то, чтобы долго носились!

Друзья чокнулись и залпом опустошили небольшие граненые стаканчики.

– Откуда у тебя такой антиквариат? В них и водка другого вкуса, – спросил Александр, вертя в руках гранёный стаканчик.

– Это стаканчики твоей бабушки. Когда она умерла, я все её вещи перенёс к себе в квартиру. Потом, когда будет настроение, разберёшься с её наследством. Там фотоальбом, куча старых документов, письма и какие-то записи, вроде дневника, одним словом – целый архив.

Александр сглотнул комок в горле и, не дожидаясь Димы, залпом выпил второй стаканчик водки.

– Спасибо тебе, – с большим трудом выдавил он из себя.

Не за что. Хорошая у тебя была бабушка. Всё порывалась к тебе поехать, да слишком слаба была. Говорила, что, как только немножечко окрепнет, так сразу съездит навестить. Но, видно, не суждено было, – и предложил, – выпьем за упокой её души – большой души был человек!

Они молча наполнили свои стаканы и так же молча выпили. Помолчали, думая каждый о своём.

– Да, чуть не забыл, – на мобильник пришло сообщение, просят завтра на работу выйти подежурить, день воскресный, и дел никаких не предвидится. Я решил не отказываться, а отгул ещё пригодится. А ты завтра отдыхай, выспишься – сходи окрестности посмотри, у нас здесь пруд рядом, пацаны мелкую рыбёшку ловят. Если что, звони – мобильник у тебя теперь есть. К городскому телефону можешь не подходить.

На следующий день, вволю выспавшись, Александр позавтракал и принялся разбирать бабушкин архив. Рассортировывая бумаги по назначению, он наткнулся на старую затёртую тетрадь в зелёной обложке. Раскрыв её и прочитав первую страницу, он сначала ничего не понял, прочитал ещё раз, и постепенно увлёкся написанным, словно интересной книгой. Любопытная это была тетрадка, и бабушка, видимо, ею очень дорожила, раз хранила с самыми важными документами. Если верить тому, что было написано в тетради, то получалось, что и он, и его друг Дима произошли от предков, которые были выходцами с другой планеты – а это уже совсем из области фантастики.

Когда Дима вечером пришёл домой, то застал друга сидящим за столом, который был завален старыми бумагами, и увлечённо читающим какую-то потрёпанную старую тетрадку. Увидев вошедшего Диму, Александр широко улыбнулся и заявил:

– Дим, а ты знаешь, что мы с тобой коты?

Дима удивлённо взглянул на него, втайне порадовавшись, что видит друга улыбающимся, и сказал, ухмыльнувшись:

– Ну, предположим и коты, хотя чаще нас, мужиков, кобелями называют.

– Да нет, ты не понял. Хотя с ходу и не объяснишь. Почитай лучше эти сказки, – и, продолжая улыбаться, он протянул Диме потрёпанную зелёную тетрадку, которую только что с таким увлечением читал.

Тот приоткрыл первую страницу, прочитал несколько строк, поднял голову и удивлённо спросил:

– Что за белиберда?

– Ты читай, читай, а я пока тебе ужин разогрею.

Дима покосился на развеселившегося Александра и ещё раз порадовался, что друг в хорошем настроении. Чаще он угрюмо молчал, уставившись в одну точку, и даже не сразу реагировал, когда Дима к нему обращался. Когда они ходили по магазинам, ни с кем не разговаривал, предоставляя обо всём договариваться другу, а если обращались напрямую к нему, то его ответы были быстрыми и односложными. Александр словно всем своим видом просил, чтобы его оставили в покое, его и оставляли, чувствуя исходившее от него напряжение. Дима понимал, что пройдёт ещё немало времени, пока Александр будет чувствовать себя своим в этом мире. А пока он замкнулся, отгородился от всех стеной, не пуская никого к себе в душу.

Переодевшись и умывшись, Дима, в ожидании ужина, начал просматривать тетрадку, пытаясь понять, что же привело его друга в такое благодушное настроение. С каждой последующей страницей, его удивление всё возрастало, и он, наконец, понял причину веселья Александра, усмехнулся про себя, а вслух сказал:

– Послушай, а ведь это было бы здорово, если бы было правдой.

– Ты мне сейчас со своим «было бы» напомнил старую поговорку:

пусть было, как было,
ведь как-нибудь да было,
так никогда ведь не было,
чтобы никак не было.

– Да ты у нас эрудит!

– Ладно тебе, я и сам размечтался, когда прочитал. Жизнь была бы веселей. Да и с кошечками, наверняка, приятно бы время проводили, – и он подмигнул Диме.

– Не скажи, – возразил тот, – я тут как-то наблюдал, какие баталии разыгрываются среди кошачьей братии.

– Зато скучать нам бы точно не пришлось, – мечтательно проговорил Александр.

Дима с интересом взглянул на своего друга; теперь в нём проглядывали черты того мальчика из прошлого, которого помнил и любил Дима. Он порадовался, что за годы лишения свободы Александр не потерял интереса к жизни, пусть даже и с фантастическим уклоном.

– Может быть, пойдём прогуляемся, – предложил Дима после ужина, – а то сидишь целый день дома, да и я тоже сегодня весь день в помещении провёл, даже голова под конец рабочего дня разболелась.

– Пойдём, – охотно согласился Александр, – весь день собирался выйти, да так и не получилось. А вдвоём оно веселей будет!

Они быстро оделись, закрыли квартиру и вышли во двор.

– Давай только сначала заглянем к тёте Зине. Я ей обещал сегодня на минутку заскочить, зачем-то она мне на работу звонила.

– Да, днём кто-то звонил, но я не подходил, как и договорились. К тёте Зине я с удовольствием зайду. Заодно и поздороваюсь. Сколько лет не виделись!

– Она, между прочим, про тебя всё время спрашивала.

Александр промолчал.

А через некоторое время друзья бродили по двору, тихонько подтрунивая над собой, что так не вовремя появились у тёти Зины – в это время у неё в очередной раз пропал её любимец, кот Васька. А так как расстроенной тёте Зине они отказать никак не могли, то и ходили теперь по тёмному двору и искали этого гуляку Василия.

– Кис-кис-кис, – кричали они по очереди в темноту.

И вдруг Дима вспомнил:

– Он же, стервец, на кис-кис не откликается, только на своё имя. Пойдем-ка, посмотрим у пруда, это здесь рядом.

– Что, думаешь, рыбку пошёл ловить? – посмеялся Александр, – скорей уж за кошками ухлёстывает, а мы его ищи. Вот котяра!

Давай отнесёмся к этому философски – рассуждал Дима, – мы же хотели с тобой прогуляться? Вот и прогуляемся, а заодно и кота поищем. Тем более, ты совсем недавно сожалел о том, что мы с тобой не коты, а ещё раньше вообще утверждал, что мы именно коты. Надо же приходить на помощь собратьям. Вдруг с ним какие-то неприятности приключились?

– Издеваешься?

– Просто отношусь к данной ситуации с юмором. Но, вообще-то, я симпатизирую этому четвероногому проходимцу и расстроюсь, если с ним что-нибудь случится, – неожиданно признался Дима.

Александр покосился на друга. Не шутит ли? Нет, тот был совершенно серьёзен и даже немного расстроен. Александр смирился – видимо гулять придётся всю ночь. «Точно, как коты!» – усмехнулся он про себя.

Когда они подошли к пруду, то заметили в дальнем конце аллеи, где росли густые кусты шиповника, какое-то шевеление. Дима дотронулся до плеча Александра, привлекая его внимание, а, когда тот оглянулся, приложил палец к губам, призывая к молчанию, и поманил за собой. Александр кивнул головой и тихо последовал за ним. Обходным путём они подобрались к подозрительному месту и, осторожно выглянув из-за кустов, увидели странную компанию. На старой обшарпанной лавочке, как ни в чём не бывало, восседал пропавший Васька, рядом с ним примостился Маркиз. Дима отлично знал его хозяйку и всегда удивлялся тому, что она выпускает его на улицу. Третьим в этой компании был Мурзик, живущий на первом этаже в соседнем доме. С его хозяйкой Дима тоже был знаком, они как-то встретились вечером во дворе, когда искали своих котов. Рядом с Мурзиком сидела дворовая кошка Мурка. Но не это было странным, всех этих котов и даже кошку Мурку Дима хорошо знал и не раз видел вместе, а иногда парами, или втроём, и было такое впечатление, что между ними существовала какая-то особая связь. Странным было то, что рядом с лавочкой, на которой восседала дружная четвёрка, стояла некрупная, но очень мощная собака, одетая, несмотря на тёплый вечер, в комбинезон. На этой странной собаке восседал, словно заправский наездник, крупный пятнистый чёрный кот. Этого кота Дима видел впервые, да и собака была ему незнакома.

– Что за чертовщина? – прошептал он и тут же почему-то вспомнил булгаковского кота Бегемота.

– А тебе не кажется, что они между собой общаются телепатически? – прошептал ему на ухо Александр.

– После того, чего мы с тобой начитались, можно поверить во всё, что угодно. Посмотрим, что будет дальше.

Между тем, Тип-Тилль, а это был он, мысленно усмехаясь, протелепатировал сидевшим напротив четвероногим: «Тут двуногие в кустах прячутся, думают, их не заметили. Придётся и их просветить».

И на глазах у изумлённой публики Тип-Тилль принял человеческий образ и, глядя прямо на кусты, за которыми прятались Дима с Александром, произнёс вслух:

– Добро пожаловать в нашу компанию!

Ошарашенные и смущённые, друзья вылезли из кустов и подошли поближе. Они во все глаза глядели на Тип-Тилля и от изумления не могли ни слова произнести.

– Я Тип-Тилль, маг с планеты Кошар, – представился кошарец и спросил, обратившись сразу ко всем присутствующим, – ну, кто первый рискнёт попробовать эликсир?

Александр с Димой переглянулись.

– Слушай, а нам это не снится? – прошептал Александр.

– Эликсир из кош-травы? – показал свою осведомлённость Дима, обратившись к магу.

– О! Я вижу, вы в курсе событий.

– Ну, не то чтобы в курсе, но попались нам недавно на глаза кое-какие записи наших предков.

– Что ж, тем проще будет с вами общаться, – констатировал Тилль.

В это время Маркиз и Зик-Мур призывно мяукнули, выражая желание первыми опробовать предложенный магом эликсир.

– А собачка Ваша? – обратился Александр к Тиллю.

– Нет, Арктур принадлежит нашему командиру – это крылатый кошарский пёс.

Александр с Димой уважительно взглянули на сильного и мощного Арктура, а тот, услышав своё имя, вопросительно взглянул на Тилля.

– Всё спокойно, – успокоил тот пса, потрепав его по загривку.

Затем, повернувшись к ожидавшим его котам, которые первыми изъявили желание изменить свой облик, достал небольшой пузырёк с тёмной жидкостью и капнул по несколько капель в раскрытые пасти котов.

– А теперь, – подсказал маг, – вы должны представить себя двуногими и отдать себе мысленный приказ к превращению.

В ту же минуту случилось удивительное – вместо двух котов перед всеми предстали двое мужчин приятной наружности, со значительной разницей в возрасте. Маркиз превратился в высокого красивого молодого человека, лет двадцати трёх по человеческим меркам; очень густые волосы доходили почти до плеч, они имели тёплый темно-коричневый фон с чёрными мраморными разводами. Выразительные изумрудные глаза были окаймлены густыми чёрными ресницами. Зик-Мур выглядел лет на десять старше Маркиза, холодные серо-зеленые глаза вызывали странное ощущение – казалось, что твои мысли читают, словно открытую книгу. Даже Тип-Тилль почувствовал себя не очень уютно под этим пронизывающим взглядом. Волосы были густые и смотрелись черно-серой шапкой, закрывающей уши.

– Вот это да! – обрёл, наконец, дар речи Дима, и на сколько времени хватает действия эликсира?

В зависимости от количества капель – одна капля примерно на сутки, две – на двое и так далее. На Кошаре кош-трава входит в ежедневный рацион, примерно, как у вас на Земле соль.

– А вы сможете взять нас на свою планету? – неожиданно задал вопрос Александр.

Дима удивлённо посмотрел на друга.

– Ты что, с ума сошёл?! – возмутился он.

Александр, не обращая на него внимания, повторил, глядя на Тилля:

– Сможете?

Тот внимательно посмотрел на взволнованного молодого человека и ответил:

– Это возможно, если ты согласишься провести весь путь до Кошара в кошачьем облике, – и извиняющимся тоном добавил, – наш корабль всего лишь разведывательный, и поэтому небольшой.

– Я бы, пожалуй, смог, – воодушевился Александр.

– Что ж, позже можно подробнее всё обсудить, – удовлетворённо сказал Тилль, – ну, а Вы? – обратился он к Диме.

Дима, чуть отступив в сторону, покачал головой:

– Нет, я пока ещё не готов, – и добавил, – ни в кота превращаться, ни на Кошар лететь.

Тип-Тилль понимающе кивнул головой и сказал:

– Значит, у Вас ещё будет время подумать до прибытия следующей экспедиции.

– А что по поводу нас четверых? – поинтересовался Зик-Мур.

– Вас четверых мы возьмём.

Маркиз, находившийся в человеческом облике, произнёс:

– Я без Жени не полечу.

– Постараемся всё уладить. Через пару дней соберёмся вместе с девушками, и всё обсудим, – обнадёжил его Тилль–, до встречи!

Превратившись в кота, Тилль запрыгнул на спину крылатого пса, крепко вцепившись когтями в кожаное седло, скрытое плотным комбинезоном. Арктур взмыл в небо, повинуясь безмолвным командам своего четвероногого седока. Далеко внизу остались всё ещё не пришедшие полностью в себя двуногие и четвероногие родичи кошарцев, которые не могли оторвать глаз от ночного неба, пока маг на крылатом псе не скрылся из вида.

– А ведь если рассказать кому, так никто не поверит, – задумчиво сказал Дима.

– И не вздумай! – испугался Александр, – сразу в психушку упекут!

– Это точно! – согласился Дима, – в лучшем случае, просто посмеются. Всё расходимся по домам.

Он повернулся к четвероногой компании:

– Помощь кому-нибудь требуется?

Те насмешливо посмотрели на него, и не спеша начали расходиться. Зик-Мур один направился к своему дому, а Васька с Маркизом на пару отправились провожать Мурку в соседний двор.

– А ты обратил внимание, что Мурка старалась всё время быть незаметной? – спросил Дима.

– Заметил. Интересно, сколько ей лет, и какая она, как человек?

– Ты же у нас собрался на Кошар, вот там и увидишь, – с укором заметил Дима.

 Александр виновато посмотрел на друга.

– Дим, я здесь никогда не стану своим. Все, кто узнает, что я вернулся из заключения – в лучшем случае будут коситься. А там, на Кошаре, я начну всё с чистого листа, и уверен, что ты со временем тоже будешь там.

– Вот уж не знаю! Надо как следует всё переварить. Вот такие значит дела, – задумчиво сказал Дима, – ладно, пошли, проследим, чтобы Василий домой благополучно добрался. Знаешь, теперь язык не поворачивается его Васькой назвать.

И неторопливым шагом друзья направились к своему дому.

* * *

Недалеко от места встречи, как раз по пути полёта Арктура, два молодых человека, курившие на балконе и бывшие сильно навеселе, вдруг увидели в свете полной луны силуэт летящей собаки с котом на спине. Один из них открыл от удивления рот, выронил на пол сигарету и даже этого не заметил. А второй так и не донёс сигарету до рта, застыв с поднятой рукой.

– Нет, ты видел, Коль? Вроде и выпили немного, а уже летающие собаки с котами на спине мерещатся.

– Что же, двоим сразу одно и то же кажется? – отозвался Николай, и, глядя вслед улетающему псу, сказал:

– Я читал, что бывает массовый гипноз.

– Для этого необходимо, чтобы рядом был гипнотизёр.

– Вовсе и не обязательно. Сейчас столько всего наизобретали – вот мы с тобой и попали в радиус действия аппаратуры, которую кто-то испытывает. Пошли-ка лучше за стол.

И они, продолжая оглядываться на удаляющийся силуэт крылатой собаки с котом на спине, поспешили в комнату.

 

   

пришлите свои отзывы или пожелания

Page created by Larissa Kulbatskaya
Copyright 2010 All Rights Reserved.