КНИГА ПЕРВАЯ              ЧАСТЬ ПЕРВАЯ            ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Тамара  Емельянова 

"Потомки Загадочной Расы"

главная

об авторе

 

книга первая часть I

 

книга первая часть II

 

книга вторая часть I

 

 

книга вторая часть II

 

 

книга третья  часть I

 

книга третья  часть II

 

Глава 20

    Ну, вот и состоялась встреча!
    И в шоке Земля и Кошар!
    Не может быть в жизни такого!
    Но есть! Вот так финал!

Галина сквозь толпы народа пробиралась в секретариат, но неожиданно её остановил бывший начальник.

– Галина, привет! Я пришёл, чтобы специально с тобой встретиться.

– Привет! А почему не по телефону?

– Да вот, хотел в твои глаза при разговоре смотреть.

– Звучит интригующе. У меня есть немного времени до начала экспертизы, так что можем пообщаться. Итак, смотрю тебе в глаза и слушаю.

– Хочу уговорить тебя вернуться в наш бизнес. Я сейчас начинаю новое дело, и твоё участие было бы очень кстати.

– Ты что, Вадим! Я уходила не для того, чтобы возвращаться. Я занимаюсь очень интересным, любимым делом, и менять в своей жизни ничего не собираюсь.

– Послушай, Галина, ты же умный человек, а занимаешься какими-то кошечками. Мы же с тобой такие дела проворачивали! Такие бабки зашибали! Что с тобой случилось?

– Случилось? Ничего не случилось, просто занимаюсь тем, чем хочу, чего душа просит. Езжу по городам, сужу кошачьи выставки. Я эксперт-фелинолог, судья All Breed международной категории, лицензировалась в Германии. Кроме судейства, лекции читаю по племенному разведению и генетике. Ну как, впечатляет?

– А что такое All Breed?

– Это значит, что я – судья по всем породам кошек.

– Давай серьёзно поговорим.

– Я и говорю серьёзно. Вот скажи, зачем людям нужно много денег? Отвечаю – для того, чтобы оплачивать свои удовольствия и потребности. Удовольствия же все понимают по-разному. Когда речь идёт о каком-либо серьёзном увлечении, то люди, особенно натуры увлекающиеся, готовы ради своего хобби последнюю рубашку заложить, и притом будут счастливы. А моё хобби – это кошки. Вот я и заплатила за него уходом с хорошо оплачиваемой работы, чтобы заниматься любимым делом.

– Но где-то ведь ты работаешь?

– Беру на дом переводы. Очень удобно, можно и с собой в дорогу брать.

– Ну, это же несерьёзно.

– Меня очень даже устраивает. Кроме всего прочего, есть и ещё один плюс. Где ты найдёшь время и деньги, чтобы объездить столько городов и стран, где я побывала по своим кошачьим делам? Оплачивает всё по договорённости приглашающая сторона. У меня в квартире висит большая карта во всю стену, вся утыканная цветными кнопками – более ста городов уже отмечено, и это ещё не предел. Ну, заработаю я в бизнесе деньги, кошками так серьёзно заниматься уже времени не останется, потрачу свои деньги на те же путешествия, и буду время от времени сожалеть о том, от чего отказалась. Нет уж! Меня всё вполне устраивает.

– Все-таки вы, кошатники, сумасшедшие! Есть наркоманы, алкоголики, и вы им под стать, куда до вас собачникам!

Вадим разочарованно и безнадёжно махнул рукой и, попрощавшись, пошёл к выходу. А Галина поспешила в секретариат получать документы для проведения экспертизы, которая вот-вот должна была начаться. Она как раз входила в комнату, когда услышала, как эксперт из Германии возмущался:

– Вашим заводчикам надо более серьёзно относиться к селекционной работе. На прошлой выставке мне на стол принесли персидского голубого кота с зелёными глазами! Когда ему положены оранжевые.

– У нас в России ещё не то увидишь! – вступила в разговор вошедшая в комнату Галина.

– Да, и только у вас в России можно встретить такой парадокс, как красная кошка – вы ещё называете такой окрас рыжим, и с яркими зелёными глазами. Это была сибирская кошка. Но она, по крайней мере, относится к аборигенной породе. А когда тебе на стол ставят кошку такой устоявшейся породы, как перс, в которой основные породные признаки, в том числе и соответствие цвета глаз окрасу шерсти, закреплены, и пожалуйста – голубой зеленоглазый перс! Это только у вас в России такое творится!

– Я помню, – вмешался в разговор один из российских экспертов, – когда мы только начинали заниматься фелинологией, в конце восьмидесятых, один из знакомых генетиков говорил: «На наших российских помойках такой ценный генофонд бегает, что вам, начинающим фелинологам, позавидуешь, главное не ленись, работай!»

В это время в комнату отдыха, смежную с секретариатом, заглянул администратор выставки:

– Господа судьи, пора приступать к работе.

Судьи подхватили свои папки и начали расходиться по своим рабочим местам

* * *

Кошарцы, разбившись на пары, не спеша прогуливались по выставке, с любопытством рассматривая кошек. Неожиданно Тип-Тилль, который был в паре с Зирсом, почувствовал мысленный призыв. Но не это удивило его – это был магический призыв. Тиль неспеша оглянулся по сторонам и увидел… – на него в упор, не мигая, смотрел крупный чёрный полосатый кот. Его хозяйка, пожилая женщина, повернувшись к клетке спиной, о чем-то увлечённо разговаривала с соседкой. Тилль, мягко ступая, подошёл поближе, «С кем имею честь?» – мысленно обратился он к четвероногому незнакомцу.

«Разрешите представиться, Зик-Мур», – так же мысленно отозвался кот.

«Да Вы, никак из Островных», – с ходу определил Тилль, и поспешил представиться сам, – «Тип-Тилль, маг высшей шестой степени, с планеты Кошар».

«Хотелось бы пообщаться поближе», – выразил желание Зик-Мур, и, получив утвердительный ответ, дал Тиллю чёткие координаты места, где он встречался со своими друзьями тёмными ночами.

«И сколько вас всего?» – задал вопрос кошарец.

«Нас четверо, вместе со мной»

«А вас не смутит, если я появлюсь на крылатом псе, по-земному – на собаке?»

«Их и здесь псами называют. Как-то не верится, что вы у них на спинах катаетесь».

Тилль усмехнулся, – «катаемся, да ещё и с ветерком!»

«Любопытно было бы взглянуть, – расхрабрился Зик-Мур, – и когда Вас ждать?»

«Мы не будем откладывать надолго. Завтра выставка закончится и вечером, ближе к ночи, встретимся».

Только они договорились о встрече, как хозяйка кота повернулась к Тиллю и спросила:

– Что, котик мой понравился? Смотрю, Вы долго уже около клетки стоите.

Тип-Тилль краем глаза увидел, как Зик-Мур зевнул, изобразив равнодушие, и отвернулся.

– Очень понравился! – польстил Тилль довольной хозяйке и направился к ожидавшему его в стороне Зирсу, спеша обсудить произошедшее.

В другом конце зала, Айлен с Иланом продвигались вдоль рядов клеток, когда их окликнули две молоденькие девушки:

– Ребята, подождите, пожалуйста!

– Это вы нам? – обернувшись, спросил Илан.

– Да. Вы извините нас, пожалуйста, но мы хотели узнать – в каком салоне вам красили волосы?

– Красили? Нам не красили…

Но тут Айлен незаметно толкнул его в бок. Илан тут же перестроился:

– Вообще-то, это был просто эксперимент. Мы и сами не знали, что так получится. Сначала одну краску брали, потом другую, – на ходу сочинял он, – теперь и не вспомнишь порядок.

– Жалко. А как было бы клёво! – с сожалением произнесла одна из девушек.

Кошарцы, улыбнувшись на прощание симпатичным земляночкам, двинулись дальше. Айлен заметил:

– Надо будет наших предупредить, пусть на всякий случай приобретут парики, чтобы не привлекать излишнего внимания. 

Пробираясь между рядами клеток, Айлен обратил внимание на двух девушек, стоявших у клетки с лохматым сибирским котом. Кот был очень крупным, с густым воротником и длинным, прекрасно опушённым, хвостом, его ярко-зеленые глаза с подозрением смотрели на приближающихся кошарцев. В это время одна из девушек, вытащив кота из клетки, ласково погладила его и проворковала:

– Маркизик, иди ко мне на ручки, тебе, наверное, грустно сидеть в клетке, – и она чмокнула его в нос, – потерпи ещё немножко, скоро пойдём на экспертизу.

В это время к Айлену и Илану подошёл Тип-Тилль и, с усмешкой глядя на девушку, тискавшую кота, заметил:

– Нет, вы только посмотрите, оба нашей крови, и даже не подозревают об этом. Ну что, обрадуем их?

– Ты уверен? – спросил Айлен.

– Уверен на все сто!

– Сначала нужно их осторожно подготовить, так сразу можно и испугать. Эх, было бы у нас побольше времени!

– Тогда пойдёмте знакомиться? – предложил Илан.

Людмила заметила, что трое высоких красавцев с интересом посматривают в их сторону, и зашептала подруге, которая в это время прижималась щекой к коту, млеющему от удовольствия:

– Смотри, какие интересные парни в нашу сторону смотрят. Они уже к нам приближаются, сажай скорей своё чудовище в клетку, а то твой котяра что-нибудь сейчас, как обычно, выкинет, и не даст познакомиться.

Маркиз, сердито прищурившись, посмотрел на Людмилу, но, когда Женя посадила его в клетку, особо не возражал. Он с интересом посматривал на приближающуюся троицу, чувствуя к ним симпатию, и это чувство, непонятно откуда возникшее, очень удивило его.

– Девушки, здравствуйте! Какой красивый у вас кот! Это какая порода? – обратился Илан к девушкам, но смотрел в упор на Людмилу. Та вдруг засмущалась, чего раньше за собой не замечала, – мы ещё не знаем, у него нет родословной.

Но тут вмешалась Женя, – Как это не знаем! Я же носила его перед выставкой в клуб, и там определили, что Маркиз определённо сибиряк.

– Действительно, здорово похож, – согласился Айлен.

Маркиз, делая вид, что ему совершенно не интересен этот разговор, вдруг заметил, что один из незнакомцев пристально смотрит на него и словно внедряется в его мозг. «Эй, ты кто такой?» – мысленно возмутился Маркиз, и в ответ получил такой поток информации, что сначала растерялся, а потом вдруг у него появилась надежда, что все его фантазии могут превратиться в реальность. Но всё же это было настолько неправдоподобно, что он никак не мог до конца поверить в услышанное. Тилль, почувствовав его колебания, мысленно произнёс, – «Ты ведь знаешь Зик-Мура?» Маркиз удивлённо покосился на Тилля, настоящее имя их вожака знали только они трое: он, Васька и дворовая кошка Мурка. «Мы с Зик-Муром договорились о встрече, на которой подробно обо всём поговорим, он обещал привести троих своих друзей, и теперь я понял, что один из них – это ты».

Маркизу до боли захотелось, чтобы это всё было правдой. От избытка чувств он на мгновение зажмурил глаза, а когда снова их открыл, рядом уже никого не было. Далеко в толпе он разглядел девушек, которые с новыми знакомыми отправились на осмотр зала. Маркиз встревожился за Женю. Людмила пусть уходит с кем хочет, а вот свою Дженни он страшно ревновал к этим двуногим. Но если правда всё, что он узнал, то скоро и на его улице будет праздник.

Оставив Айлена и Илана с новыми знакомыми, Тилль с Зирсом не спеша двинулись в другую сторону.

– Что-то не вижу Корни и Дивара? – обратился Зирс к магу.

– Айлен послал их на разведку в город, – объяснил Тилль.

Они уже второй раз обходили зал, обращая внимания на те клетки, которые были пустыми в первый заход. Из ближайшей клетки на них смотрела молоденькая персидская кошечка, высунув кончик розового язычка.

– Да, детка, – увидев её, сочувственно сказал Зирс, – видно с прикусом у тебя не всё в порядке, а с возрастом и вообще несмыкание может развиться. И о чём только люди думали, работая с этой породой.

– Это точно, – согласился Тилль, – сколько мы с тобой уже физических дефектов наблюдали у персов – и перекос лицевой части черепа, слезящиеся глаза, зауженные носовые проходы, из-за чего кошки сопят, как маленькие паровозики.

– Что ещё за паровозики?

Тилль рассмеялся, – это те, что вагончики по рельсам возят, я тебе потом на картинке покажу.

– Смотрю, ты уже в технике земной разбираться начал.

– Видел в телепередаче. А вот сибиряки и европейские короткошёрстные мне очень нравятся.

– Потому что они по фенотипу очень близки к кошарцам в четвероногом обличье. Согласись, что в целом – очень интересное зрелище, глаза разбегаются от разнообразия фенотипов, хотя некоторые породы просто шокируют своим видом, особенно, когда представишь, какими они были бы в человеческом облике.

– Пожалуй, – согласился Тилль.

Вдруг Зирс замер, а потом, ничего не объясняя, быстрым шагом направился к клетке, стоявшей в самом углу. Когда они проходили здесь в первый раз, примерно клеток десять стояли пустыми, теперь же во всех этих клетках сидели кошки одной породы. Но какой! Когда Тип-Тилль устремился вслед за другом и увидел вблизи кошек, которые так заинтересовали биолога, то от неожиданности воскликнул:

– Они же совершенно голые! – и тут же мозг просверлила мысль: «семилуоры!»

– Нет, голые не все и не совсем, – возразил Зирс.

Присмотревшись повнимательнее, Тилль увидел, что некоторые экземпляры были все-таки покрыты шерстью, но очень редкой и слегка курчавой, вибриссы были извитые, у некоторых сильно укороченные. Другие имели совершенно голый корпус, и лишь лапки и мордочку покрывал короткий велюр, создавая впечатление бархатистости. Только несколько животных были совершенно голыми, не имея при этом ресничек и усов. Глаза у кошек были большие, миндалевидной формы, но при этом более широко открытыми они были у животных с частичной оброслостью, а у совершенно голых были более узкими, сохраняя миндалевидную форму. Обращал на себя внимание красивый разрез глаз, более косого постава по сравнению с другими породами. Кошарцы подошли поближе к заинтересовавшей их кошке. Хозяева живых экспонентов сидели за клетками и что-то горячо обсуждали. По некоторым высказываниям было ясно, что критике подвергся кто-то из зарубежных судей. В клетке, к которой они подошли, сидела стройная элегантная кошечка. Глаза её были почти закрыты, и вся поза говорила о полном безразличии к происходящему.

– Как думаешь, она спит или просто не хочет ни на кого смотреть? – шёпотом спросил Зирс.

– Медитацией занимается, – усмехнулся Тип-Тилль.

И в этот момент кошка вдруг широко распахнула глаза. От неожиданности оба кошарца даже отпрянули от клетки. На них в упор смотрели необычайно красивые и выразительные глаза.

– Никогда не видел таких ярких зелёных глаз, даже азониты побледнеют рядом, – прошептал ошеломлённый Тип-Тилль.

– А что ты скажешь о её сущности? – так же шёпотом отозвался Зирс.

«Кто вы такие?» – возникло у них в голове. Переглянувшись, они поняли, что это им не померещилось. Взглянув на четвероногую даму, они увидели, что та выжидательно смотрит на них. Им даже показалось, что она забавляется их растерянностью. В это время кошка встала, не спеша потянулась, выгнув спину, и опять уселась напротив, не сводя с них своего внимательного, выжидающего взгляда.

«Мы оба с планеты Кошар. Я, Тип-Тилль – маг, а мой друг – Зирс, известный на нашей планете учёный-биолог. Это Вам о чем-нибудь говорит?»

«Может быть», – не сразу отозвалась кошка, – «я – Айлиса».

«Кроме тебя, есть ещё такие?»

«Возможно», – опять односложно ответила Айлиса.

«Ты не доверяешь нам?» – прямо спросил Тилль.

«А почему я должна вам верить?»

«Потому что это – единственная возможность для тебя и твоих друзей обрести потерянную родину. Хотя таких, как ты, на Кошаре давно никто не видел».

«Ты многого не знаешь», – заметила Айлиса.

И Тилль готов был поклясться, что кошечка загрустила. Тут в мыслеобмен включился биолог: «Вы похожи на давно исчезнувшую расу семилуоров». Айлиса уважительно взглянула на Зирса, а тот продолжал: «Была такая древняя раса магов, очень немногочисленная. Но с тех самых пор, как они ушли в Запретные леса, что за Дикими горами, о них больше никто ничего не слышал, предполагали, что они давно вымерли».

Айлиса усмехнулась в ответ на это утверждение и мысленно передала:

«Мы должны всё обсудить между собой и принять совместное решение. Думаю, что в этот раз мы с вами не полетим. Да и корабль ваш маловат».

Кошарцы, удивляясь осведомлённости семилуорки, переглянулись, а Айлиса продолжила: «Но мне бы хотелось, чтобы вы связались с нами в свой следующий прилёт. Это возможно?»

«Дадите свои координаты, и с вами обязательно свяжутся», – заверил её Тип-Тилль. Записав всё необходимое, кошарцы двинулись дальше. Айлиса смотрела им вслед, пока они не скрылись из виду, и думала о том, что событие, предсказанное ещё её бабушкой, наконец произошло.

Под впечатлением от произошедшей встречи, друзья молча продвигались по залу, в котором становилось всё больше и больше народу.

– Инопланетянка ты моя! – Вдруг услышали они у себя за спиной.

Встревожено взглянув друг на друга, и стараясь не привлекать к себе внимания, они медленно повернулись на голос. Полная женщина средних лет тискала молоденькую голенькую кошечку, породы донской сфинкс. После встречи с семилуоркой кошарцы уже знали, как называется на Земле та порода, среди представителей которой следовало искать следы семилуоров. Кошечка сидела на руках у хозяйки и снисходительно принимала её ласки. Взглянув ей в глаза, Тилль непроизвольно вздрогнул от пронизывающего взгляда, но, встретившись с ним глазами, кошечка в ту же секунду отвернулась.

«Не хочешь общаться, тебе же хуже», – мысленно проговорил Тилль, немного обидевшись на такое пренебрежительное отношение. И кошарцы продолжили свой путь.

«До скорой встречи!» – полетело им вслед.

Они, почти одновременно, резко повернулись и успели поймать насмешливый взгляд голой красотки.

 

   

пришлите свои отзывы или пожелания

Page created by Larissa Kulbatskaya
Copyright 2010 All Rights Reserved.